Хасан Тураби: Тирания и авторитаризм несовместимы с исламом

0
71

Телеканал «Аль-Джазира» взял интервью на тему «Арабской весны» и ситуации в Судане у известного исламского мыслителя, ученого, шейха Хасана Тураби.

Тураби играл важную роль в политической и религиозной жизни Судана в течение нескольких десятилетий: был духовным лидером, находился во власти и в оппозиции, а также несколько раз заключался под стражу.

— Как Вы оцениваете результаты арабской весны?

— Революция в Египте и в Тунисе, как и задолго до того в Судане, смогла осуществиться только тогда, когда у народа поднялся интеллектуальный уровень и появилась воля к свободе. Если оглянуться и проанализировать прошлое, то можно увидеть, что с приходом идей социализма в пику западному колониализму и гегемонии в арабских странах на тот момент произошло ослабление религиозной составляющей: суфисты устремились в отшельничество, а салафиты погрузились в разрешение незначительных вопросов.

Когда идеи социализма сдали свои позиции, потребность в вере привела к возрождению религии в сердцах людей, наряду с этим повысился общий уровень образованности граждан. Однако существующий авторитарный режим не позволял гражданам пользоваться личной свободой и ограничивал их права, что привело к революции и усилению позиций исламских движений.

Запад не ожидал, что происламские силы смогут прийти к власти. Несмотря на то, что Запад выступает за демократию, он не признает демократических действий и выборов, которые приводят к власти происламские силы. Тем не менее, в итоге Западу пришлось признать их победу и начать сотрудничать с ними, так как один из политических принципов Запада заключается в принятии существующих реалий.

Что касается происламских деятелей, пришедших к власти после революции, то им необходимо запастись мудростью и действовать постепенно, так как революция может разгореться заново и пролить много людской крови. Затяжные конфликты не нужны ни главам государств, ни народу.

Что касается других авторитарных режимов, ныне действующих в некоторых арабских странах, то в их же интересах либо предоставить права и свободу народу, либо покинуть власть с миром.

— Присоединится ли Судан к арабской весне?

— Протесты в Судане 1964 года произошли из-за простого случая, так же, как и в Тунисе все началось с Буазизи. В то время власть поддерживала народ экономически, но этого было недостаточно для людей, что и привело ко всеобщему протесту. Участие студентов в демонстрациях повлекло за собой вовлеченность всего общества в восстания, вследствие чего режим рухнул. В 1985 году народ восстал снова, но уже против военного режима.

Нынешний режим извлек некоторые уроки из событий прошлого и поручил контроль над народом силовикам. На сегодняшний день власть силовиков в Судане намного крепче, чем в предреволюционном Египте, но это не способствует стабильному функционированию государственных структур. На этом фоне, свобода граждан и СМИ подавляются.

После того, как экономическая политика взяла курс на нефть как на основу экономики государства, сельское хозяйство, легкая промышленность и животноводство пришли в упадок. На мой взгляд, нефть — это проклятие, которое приносит легкие деньги, развращает власть и отвлекает от развития других государственных секторов. Отделение юга Судана сильно ударило по экономике страны. Правительство решило компенсировать убытки введением налогов и таможенных пошлин, что не могло не обеспокоить народ.

Такая обстановка придает нам уверенности в том, что нынешний режим скоро рухнет. Но у нас есть опасения за судьбу Судана, ведь в отличие от Египта, Судан – многонационален, что может привести к гражданской войне и революции на национальной почве. У каждой народности Судана свои интересы и требования. Сейчас мы стремимся объединить все народности, создать стабильный переходный режим, решить назревшие проблемы и только тогда составить новую конституцию. Мы знаем, что разрушать – легко, а строить – гораздо тяжелее.

— Означает ли это, что вы готовитесь к приходу нового режима?

— Да. Необходимо всегда быть готовым к изменениям.

— Ожидаете ли Вы, что другие области Судана захотят отделиться, последовав примеру Юга?

— Да, ведь тирания не объединяет людей. Это можно проследить и по Европе: войн стало больше в результате тирании Гитлера и Сталина, но появление демократии привело к объединению Европы и созданию Европейского Союза. Судану удастся сохранить единство и даже вернуть свой юг, если в Судане будут царить демократия и свобода.

— Каким Вы оцениваете приход исламистов к власти в арабских странах?

— В этих странах исламские движения пришли к власти впервые. В последние годы им пришлось нелегко. Нет сомнений в их искренности, но нельзя не отметить, что у них нет опыта управления страной. Их политические взгляды нуждаются в доработках, поэтому первоначальный этап правления окажется для них весьма сложным. На мой взгляд, им необходима поддержка и советы опытных политиков.

— Что Вы лично можете посоветовать им?

— Я хотел бы предостеречь их от самого опасного – от искушения властью. Для нового правителя большим испытанием становится возможность распоряжаться государственными деньгами, ведь он в состоянии присвоить их себе. Власть может испортить, развратить власть имущих. Если два обычных человека спорят между собой, то каким ни был исход их спора, оба находятся в равном положении. Если же один из спорящих наделен властью, то он всегда может воспользоваться своим положением и подавить своего противника любым способом. Ведь даже между сподвижниками Пророка борьба произошла именно из-за власти.

— Будучи представителями происламских сил Судана, испытали ли вы искушение властью на себе?

— Да, власть испортила многих из тех, кого мы считали надежными. Они подавляли свободу граждан, заключали своих противников в тюрьмы и при этом возводили для себя дворцы. Ислам стал для них просто прикрытием, они использовали его для своих лозунгов, не осуществляя ничего из того, что говорили.

— Смогут ли происламские силы снова придти к власти, если в Судане произойдет революция?

— Да. Никакие политические движения Судана не имеют такой силы, как они. Интеллигенция, баасисты и коммунисты имеют потенциал, но они не организованы в единое политическое движение. Происламские силы представляют «Братья-мусульмане», салафиты и суфии. Когда они придут к власти, основываясь на своем опыте, они не станут применять оружие против свободы граждан и не позволят никому надолго оставаться у власти, чтобы не возродить авторитаризм.

— Как бы Вы оценили ваш опыт в управлении Суданом?

— Наш опыт во многих аспектах был удачен – мы сумели распространить арабский язык во многих регионах Судана и Африки. Мы арабизировали научные отрасли в технике, в медицине и в других сферах. Нам также удалось возродить религиозные принципы и нравственность среди народа и предоставить женщинам больше свобод.

— Как Вы считаете, в чем вы потерпели неудачу?

— В том, что мы не предоставили гражданам свободу с первого дня нашего правления и не работали над объединением людей. К тому же, мы монополизировали власть даже в селах и маленьких городах.

— Если бы вы снова пришли к власти, что бы вы сделали?

— Мы, конечно, воспользовались бы набранным опытом и постарались бы не совершать прежних ошибок, таких как монополизация власти и государственных денег и нарушение свобод граждан. Мы бы также предоставили свободу слова гражданам для того, чтобы они могли свободно обсуждать и критиковать власть, вне зависимости от того, являются ли они сторонниками или оппозиционерами существующего режима. Все это поможет людям отличать правду ото лжи, добро – от зла, ведь Всевышний сказал в Коране: «Если бы Аллах не сдерживал одних людей посредством других, то земля уничтожилась бы».