Особенности тоталитарного режима

0
73

Особенности тоталитарного режима. В чем они заключены? Как мы можем видеть из истории, власть проявляет неадекватность в управлении обществом двумя способами: либо она не совершает достаточно эффективное управление в тех сферах, где оно необходимо (недостаточная пассионарность власти), либо, наоборот, — пытается навязать свое управление там, где общество способно развиваться самостоятельно.

«Самостоятельность» развития общества без признаков и особенностей тоталитарного режима – явление очень загадочное. Сегодня мы лишь приближаемся к пониманию законов, по которым это развитие происходит, — законов бессознательного, управляющего нами изнутри нас самих. Люди безо всяких предписаний и директив встают по утрам, идут на работу, строят личные отношения, создают семьи, развивают науку, финансовые системы, пишут книги, одним словом – производят мысли, повинуясь в основном своим неосознанным врожденным желаниям, своему естеству. Из всего этого на первый взгляд разрозненного и хаотичного движения каким-то удивительным образом создается цельное общество, не нуждающееся в присутствии особенностей тоталитарного режима Это общество, «здоровье» которого напрямую зависит от активных действий каждого его члена по реализации своего врожденного потенциала, своих способностей. Даже при неглубоком понимании системно-векторной психологии становится ясно, что здесь мы имеем дело с неким механизмом, с помощью которого нами управляет сама природа.

Особенности тоталитарного режима. Вмешательство одержимых идеей.

Несложно догадаться — что произойдет, если в этот тончайший механизм бессознательного природного управления попытается вмешаться недостаточно подготовленная сознательная управляющая мысль. В этом случае коллективная идея (как заменитель природного управления) перестает быть первичной (полезной для общества), а первичным становится коллективное состояние звуковой одержимости правящей элиты или какой-то ее значительной части. Когда это состояние переходит в конкретные действия — в обществе возникает так называемый «тоталитарный синдром». Становятся наблюдаемыми особенности тоталитарного режима. Государство начинает вмешиваться практически во все сферы жизни общества якобы с целью их идеологизации, но на самом деле, как уже было сказано, на первом месте здесь стоит вовсе не идеология, а само вмешательство — как возможность безгранично воздействовать, контролировать, формировать, не получая при этом ответной реакции.

Идеальная модель государства с особенностями тоталитарного режима – это государство, в котором люди даже испытывают желания и производят мысли так, как это нужно власти, а не в соответствии со своей бессознательной программой. Для того, чтобы этого добиться, правящая элита планомерно переделывает человека изнутри, превращает его психику в абсолютно управляемую и пластичную — выводит так называемый «новый тип людей». Все внутреннее содержание как-бы изымается из человека послойно, а вместо него вкладывается другое, «правильное». Отсюда следуют и остальные признаки идеального государства, являющиеся по сути, лишь методами достижения этой основной цели – искусственной замены природного управления своим собственным.

Признаки и особенности тоталитарного режима:

1. Идеология, на которой построена политическая система общества, –всеохватывающая и единственная.

2. Наличие единственной партии, как правило, руководимой диктатором, которая сливается с государственным аппаратом и тайной полицией. Строится «иерархия», где есть некий сверхчеловек (лидер, вождь), на котором идеальным образом сосредотачивается все обожание. Он безгрешен и непререкаем, не делает ошибок, его прогнозы всегда верны, он все про всех знает, но сам недосягаем. Между образом вождя и народом стоит партия, состоящая из обычных людей, которые хотя и выше (умнее, образованнее, идейнее) народа, но все же, в отличие от вождя, имеют свои видимые недостатки. Но, несмотря на это, партийцы, поскольку они являются промежуточным звеном между полубогом-вождем и народом, получают психологическое право считаться на одну качественную (если не эволюционную) ступень выше остальных. Именно идеальность вождя дает им это право быть выше в звуковом смысле этого слова (что в принципе означает почти полную вседозволенность по отношению к «низшим»).

При этом человек, исполняющий роль вождя, в соответствие особенностям тоталитарного режима может быть не так уж и безгрешен, его вообще может не быть: для создания подобной иерархии (по шкале «божественности») важен сам его образ.

3. Отрицание традиций, в том числе традиционной морали, абсолютное подчинение выбора средств декларируемым целям — построению «нового общества». Вся система отношений в обществе постепенно сводится к одному лишь их виду – это отношения «человек — власть». Этой цели служат как полная изолированность такого общества, так и разрушение в нем всех видов бессознательно выстраиваемых между людьми социальных связей (уважение, доверие, дружба, любовь, передача знаний, культурные ограничения, итд). Методы могут быть самые разные: от пропаганды и поощрения доносительства до репрессий. Так называемая «атомизация» общества приводит к тому, что вся либидиозная энергия человека, ранее бессознательно направляемая им на других людей, теперь искусственно перенаправляется в нужное русло, а значит сам человек становится полностью зависим от особенностей тоталитарного режима и управляем в рамках этого русла.

Таким образом тоталитаризм (от латинского totalis — весь, целый, полный) – это обратная сторона звуковой идеологии, ее противоположность. Он возникает тогда, когда идеологическая мысль неестественным образом вплетается в структуру социальных связей, тем самым уродуя их.

На практике это оказалось хоть сколько-нибудь возможным лишь на самом пике исторической фазы развития (30-е, 40-е года XX века), когда особенности тоталитарного режима проявили себя в полной мере и идеологизированность мира выросла настолько, что уперлась в свой «потолок» и по всем природным законам попыталась его проломить: Произошли попытки навязывания идеологии в тех сферах жизни общества, где она была не нужна. Как можно догадаться, благодаря цепи «случайностей», эти попытки закончились сокрушительным провалом, ведь мир уже требовал другого качества звуковой мысли, а не неограниченного (тотального) роста идеологии. Идеология была ограничена, оставлена в прошлом, а Вторая мировая война стала тем переломным моментом, который и совершил это символическое отделение прошлого от настоящего в ощущении людей.