АВТОРИТАРНЫЕ ПОЛИТИЧЕСКИЕ РЕЖИМЫ: СУЩЕСТВЕННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ, ОТЛИЧИЯ ОТ ТОТАЛИТАРИЗМА, ОСНОВНЫЕ РАЗНОВИДНОСТИ

0
63

К недемократическим политическим режимам относят режим, который обобщенно именуют авторитарным, или автократическим режимом. Термин «автократия» от греч. аШокгаїеіа — самовластие, самодержавие. В отличие от тоталитаризма авторитарный режим имеет длительную историю и огромное число разновидностей, как древних, так и современных. Авторитаризмом в полной мере можно считать абсолютные монархии, тирании, деспотии, диктатуры, как стран Запада, так и Востока.

Наибольший интерес представляют современные разновидности авторитарного режима и его основополагающие характеристики.

Под авторитарным режимом мы понимаем такую общественно- политическую организацию и функционирование власти, которая характеризуется доминирующей властью одного лица (или группы лиц), допускает умеренную политическую оппозицию, сохраняет автономию личности и общества в неполитических сферах (экономической, социальной, духовной).

Многообразие разновидностей авторитарного режима не препятствует выделению его существенных характеристик. Они могут по-разному проявляться в каждой отдельно взятой стране, но неизменно присутствуют во всех странах, выражая сущность авторитарного режима. Особенно отчетливо эти характерные черты обнаруживаются при сравнении авторитаризма с тоталитаризмом. Оба режима являются недемократическими, следовательно, имеют сходные черты, но также и весьма существенные отличия.

Выделим главные характерные черты, выражающие сущность авторитарного режима.

  • 1. Начать следует с того, что сближает авторитаризм с тоталитаризмом: с недемократической организации власти и отчуждения народа от власти. Речь идет о самовластии (безграничной власти) официального главы государства или небольшой группы лиц, являющихся носителями реальной власти в стране. Это неизбежно деформирует или полностью разрушает институт разделения властей, превращает выборы в ширму, которая скрывает систему самовластия. Власть сосредоточена в едином центре и осуществляется в интересах в первую очередь самого властвующего меньшинства.
  • 2. Вторая черта, напротив, резко отделяет авторитарный режим от тоталитарного. Авторитаризм характеризуется отсутствием руководящей идеологии, обосновывающей кардинальные изменения. Авторитарный режим, помимо решения первоочередной задачи собственного выживания и укрепления, ставит перед обществом очевидные задачи преодоления или недопущения кризисов, поддержания порядка, стабильности, развития, которые не ставят под угрозу положение власть имущих.
  • 3. Более чем на идеологию авторитарный режим полагается на силу, поддержку силовых структур — специальных служб, полиции, армии. Однако речь не идет о широкомасштабном насилии, которое свойственно тоталитаризму. Оно возможно в момент силового захвата власти, а также открытого противоборства враждующих сил (например, при наличии вооруженной оппозиции, партизанского движения). Когда вопрос о власти решен, репрессии (в том числе противозаконные) носят избирательный характер. Их нередко пытаются скрыть от общественности (тайные аресты, похищения и убийства людей). Они направлены против отдельных активных политических противников режима (политических и общественных деятелей, профсоюзных активистов, прогрессивных журналистов), которые открыто выступают против политики властей. Режим не осуществляет массовых репрессий. В этом, как правило, нет необходимости, но что еще важнее — нет требуемых сил и возможностей. Он опирается на силу, которой должно быть достаточно, чтобы разрешать возникающие конфликты, поддерживать существующий порядок, обеспечивать собственную безопасность и повиновение.
  • 4. Монополизация политики и ограниченный плюрализм. Выработка и реализация внутренней и внешней политики является исключительной прерогативой и функцией власти. Политическая деятельность может осуществляться через так называемую партию власти — единственного реального субъекта политики вследствие ее подконтрольности официальной власти. Другие партии могут быть запрещены или существенно ограничены в своей деятельности. Необходимое требование — лояльность к режиму — делает невозможной деятельность открытой политической оппозиции. Отсутствие политических свобод для выражения интересов и участия в принятии политических решений ведет к ограниченному, избирательному плюрализму, к политическому представительству интересов меньшинства.
  • 5. Слабая укорененность власти в обществе, ограниченный контроль государства. Власть не выражает всего многообразия общественных интересов, но при этом не осуществляет масштабную политическую мобилизацию граждан. В результате она ставит себя в положение, при котором власть обнаруживает стремление и в то же время свою неспособность подчинить общество всеобщему контролю. Режим вынужден отказаться от полного контроля над обществом в силу невозможности его осуществления. Он сосредоточивает свое внимание на вопросах политики, общественного порядка, обороны и безопасности. Неполитические сферы общественной жизни (экономическая, социальная, духовная) остаются относительно свободными от государственного вмешательства. Сохраняется значительная автономия частной жизни, бизнеса, деятельности различных общественных организаций, профсоюзов, церкви. Но все это при соблюдении установленных правил. Руководящий принцип авторитарного режима: «разрешено все, кроме политики». Режим нередко поощряет аполитичность граждан, что способствует консервации низкого уровня политического участия.
  • 6. Закрытость правящей элиты и механизмов ее формирования. Властвующая элита формируется в соответствии с принципом лояльности власти и личной преданности главе государства. Это существенно ограничивает возможности режима к восприятию, оценке и контролю объективных процессов, протекающих в обществе, а также выдвижению и реализации масштабных целей общественного развития.

Общие, родовые признаки авторитарного режима по-разному проявляются в конкретных культурно-исторических условиях разных стран. Их дополняют многочисленные особенности реально действующих режимов, что создает основу для выделения видовых признаков, а следовательно, многочисленных разновидностей авторитаризма. Многообразие форм проявления авторитаризма ведет к тому, что иногда его называют зонтичным понятием, объединяющим различные режимы. Существует немало типологий авторитарных режимов. Одна из наиболее известных — типология X. Линца, который предложил различать следующие авторитарные режимы: военно-бюрократический, корпоративный, дототали- тарный, постколониальный и расовую (этническую) демократию (квази- или псевдодемократию).

Обратимся к характеристике основных видов авторитарных режимов в современном мире:

  • монархический режим. Этот режим не является столь распространенным, как раньше. Осколок прошлого, сохранившийся до наших дней. Характеризуется абсолютным всевластием монарха. Принцип абсолютной монархии выражает формула, которую приписывают королю Людовику XIV: «Государство — это я». Ярким примером данного режима является современная Саудовская Аравия;
  • султанистский режим — еще одна разновидность авторитаризма, зародившаяся в далеком прошлом, но не сошедшая с исторической арены. В классификации режимов X. Линца сул- танизм выделен в отдельный тип. Но исследователи справедливо рассматривают его как предельную форму авторитаризма. Султан — это титул мусульманского светского правителя. Однако в данном случае наименование властителя понимают в переносном смысле слова: «султан», т.е. тиран, деспот, вершит неограниченную власть над подданными. В нем персонифицирована абсолютная и бесконтрольная власть. В стране царит произвол, деспотическое правление, которое отчасти опирается на существующие традиции и нормы, отчасти осуществляется по личной воле «султана», которая может быть непредсказуемой и иррациональной. Наиболее известные примеры султанистских режимов: Гаити (при Ф. Дювалье), Доминиканская Республика (при Р. Трухильо), ЦАР (при Ж.Б. Бокассе), Филиппины (при Ф. Маркосе), Ирак (при С. Хуссейне);
  • дототалитарный режим. Его существование обусловлено тем, что сложные идеологические, политические и организационные структуры тоталитарного режима не могут возникнуть в одночасье. Речь идет об определенной стадии политического развития, суть которой составляет эволюция в направлении тоталитаризма. Такие тенденции характерны, по X. Линцу, для фашистских мобилизационных режимов — предвестников тоталитаризма в Италии, Испании, Германии;
  • военно-бюрократический режим. Как правило, является следствием государственного переворота, который приводит к власти военных. Устанавливается военная диктатура, обеспечивающая контроль и порядок, силой пресекающая независимое от власти политическое участие. Режим привлекает к управлению обществом лояльных гражданских профессионалов, но решающую роль во властном тандеме играют не бюрократы, а военные. Примеры: режим генерала А. Пиночета в Чили (1973—1990), военные хунты [1] в Аргентине, Бразилии, Перу, Гватемале, власть военных в странах Черной Африки и Юго-Восточной Азии;
  • теократический режим — особая разновидность авторитарного режима, которая характеризуется тем, что лидером страны, ее высшим руководителем является авторитетный религиозный деятель, а не высшее должностное лицо государства (например, президент). Режим направлен на усиление роли религии в государственной, общественной и частной жизни. Яркий пример данного режима — Иран, возглавляемый Имамом Хомейни (1979-1989);
  • постколониальный авторитаризм. Подобные режимы возникали в бывших колониях после получения независимости. Режим не отличается стабильностью. Для постколониального авторитаризма характерна насильственная смена власти — государственные перевороты и убийства политических лидеров. Подобные режимы распространены в странах Черной Африки, азиатских странах и Океании;
  • расовая (этническая) квазидемократия. Данная разновидность авторитарного режима основана на том, что народ как источник власти разделен по расовому (этническому) признаку, поэтому осуществляется власть одной части общества над другой с формальным, искаженным использованием институтов демократии. Примером расовой «демократии» является ушедший в прошлое режим апартеида и расовой сегрегации в ЮАР;
  • корпоративный авторитаризм. Для многих политических режимов свойственны элементы корпоратизма — институционализированного и регулируемого представительства интересов. Отсутствие широкой политической мобилизации и слабость нередко единственной партии власти заставляют в качестве дополнения и компенсации использовать корпоративное представительство интересов. На практике возникает такая система представительства интересов, в которой ограниченное число недобровольных, несоревновательных, иерархически организованных, признанных или созданных государством организаций получают монопольное представительство в обмен на контроль над ними со стороны власти (в этом Ф. Шмиттер видел суть корпоратизма). Любая другая политическая организация, которая находится вне этой представительной системы, является незаконной. В качестве примеров подобных режимов приводят некоторые периоды правления А. Салазара в Португалии (1932— 1968) и Ф. Франко (1939—1975) в Испании;
  • посттоталитарный режим. В типологии режимов X. Линца посттоталитаризм выделен в отдельный тип. Его особенностью является то, что режим постепенно утрачивает ряд неотъемлемых признаков тоталитаризма. Это позволяет рассматривать посттоталитаризм в качестве особого вида авторитарного режима, который генетически связан с предшествующим ему режимом тоталитарным. Происходит относительная деидеологизация и ослабление политической мобилизации общества при обеспечении необходимого уровня конформизма по отношению к власти. Управление страной осуществляется посредством бюрократического аппарата, номенклатуры, которая по-прежнему рекрутируется из рядов правящей партии. Примером посттоталитарного режима считают правление Н.С. Хрущева в постсталинском СССР (1953-1964).

Итак, все авторитарные режимы как режимы ограниченного плюрализма и полусвободы значительно ограничивают политические права и свободы граждан, их участие в выработке важнейших общегосударственных решений. Вместе с тем нередко они способны обеспечить правопорядок, личную безопасность и другие необходимые условия для деятельности в экономической, социальной и духовной сферах общественной жизни. Однако свободная деятельность в различных сферах общественной жизни ведет к развитию этих сфер, формированию новых социальных практик и отношений, а также к возникновению новых, нестандартных проблем, противоречий и конфликтов. Это вызывает необходимость создания форм для разрешения конфликтов, соответствующих норм и институтов, требует правового регулирования возникающих отношений, т.е. активного вмешательства со стороны государства, политической системы в целом. Но в условиях авторитаризма «вход» в политическую систему насильственно блокирован режимом, не допускающим участия граждан в политике. Власть игнорирует общественные требования. В результате общество становится заложником закрытой властвующей элиты, ее понимания, желания, способностей и возможностей решать возникающие общественные проблемы. Авторитаризм становится тормозом развития общества, ибо режим в первую очередь озабочен сохранением позиций власть имущих.

Вот почему все более притягательным становится для многих стран и народов режим демократический, который открывает простор для реализации прав и свобод граждан во всех сферах общественной жизни, способствуя тем самым развитию общества и его членов. Однако переход к демократическому режиму представляет значительные трудности. Перейти к демократическому режиму непосредственно после падения тоталитаризма практически невозможно. Ибо тоталитарный режим деформирует государственные институты, разрушает гражданское общество, уничтожает права и свободы граждан, основы ответственного политического участия и общественной самоорганизации. Посттоталитарный, авторитарный режим может трансформироваться в демократический при соблюдении ряда условий. Не случайно исследователи выделяют различные гибридные и переходные режимы.

В этой связи представляет интерес концепция делегативной демократии Г. О’Доннелла. Согласно этой концепции делегативные демократии основываются на предпосылке, что победа на президентских выборах дает победителю право управлять страной по своему усмотрению. При этом он ограничен лишь обстоятельствами существующих властных отношений и определенным конституцией сроком пребывания у власти. Лидер должен исцелять нацию, объединяя ее разрозненные части в гармоническое целое. Президентов избирают под обещания, что они — сильные, мужественные, стоящие над партиями и интересами — спасут страну. После выборов избирателям надлежит стать пассивными, но полными одобрения наблюдателями действий президента. Однако малочисленность эффективных и автономных институтов возлагает на президента бремя непосильной ответственности. Система делегативной демократии имеет низкую степень институционализации. Существует вертикальная подотчетность — перед избирателями, поэтому лидер обращается непосредственно к народу. Но горизонтальная подотчетность (перед другими политическими институтами, парламентом, судами), характерная для представительной демократии, крайне слаба или отсутствует в делегативной демократии. Делегативную демократию можно характеризовать как демократию переходного периода. Она не является институциональной демократией. Однако, по О’Доннеллу, после прихода к власти демократического правительства появляется возможность так называемого второго перехода к институционализированному демократическому режиму. Для успешного второго перехода необходимо на основе широкой общественной коалиции создание демократических институтов, способных стать центрами разработки и принятия решений, а также гарантами открытого политического процесса. Тогда они сумеют внести решающий вклад в успешное решение социально-экономических проблем.

Итак, успешному демократическому переходу, становлению и укреплению демократического режима способствует выполнение следующих важных условий. Формирование широкой демократической коалиции на основе согласия (договора) элит (включая представителей как новой, так и прежней элиты, постепенно сдающей свои позиции). Последовательное преодоление «слитности», разделение политической власти и собственности, конструктивное взаимодействие между политической и экономической элитами. Создание и укрепление основополагающих политических институтов: демократической конституции и законодательства, свободных выборов, политических партий и конкурентных партийных систем, организаций гражданского общества, независимых СМИ. Последовательное осуществление принципа разделения властей, сотрудничество и взаимный контроль государственных органов на основе законодательно установленных функций и полномочий. Повышение политической и правовой культуры граждан, активизация политического участия и контроля граждан над государственными органами, должностными лицами, принятием и реализацией политико-управленческих решений. Организация сотрудничества на постоянной основе между государством и гражданами, их объединениями, организациями и институтами гражданского общества. Все это будет способствовать установлению устойчивой системы народовластия, которая усиливается сопричастностью с ней каждого активного и ответственного гражданина.