Тоталитарный и авторитарный политические режимы: Курсовая: Теория государства и права

0
10

Тоталитарный и авторитарный политические режимы — Теория государства и права

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Удмуртский государственный университет.

Тема: «Тоталитарный и авторитарный политические режимы»

Выполнил студент 1 курса группы 12-14

Ижевск 2010

2. Возникновение понятий тоталитаризм и авторитаризм.

3. Истоки и предпосылки тоталитаризма и авторитаризма.

Политический (государственный) режим — способ функционирования государственной власти. Политический режим характеризуется методами осуществления политической власти, степенью политической свободы в обществе, открытостью или закрытостью элит с точки зрения социальной мобильности, фактическим состоянием правового статуса личности. Выделяют следующие основные политические режимы:

Демократический режим принято считать самым лучшим, гуманным, правовым. Мы слышим о нём лишь положительные высказывания. Анархический режим слишком утопичен и не может существовать в современном мире. Тоталитарный и Авторитарный режимы крайне неоднозначны, одни называют их абсолютным злом, другие доказывают, что это не так. Эти режимы заслуживают особого внимания, о них и пойдёт речь в моей работе.

Возникновение понятий тоталитаризм и авторитаризм

I. Тоталитаризм как тип политической системы возник в XX в. Что же каса­ется самого этого понятия, а также тоталитарных идей, то воз­никли они гораздо раньше. Термин «тоталитаризм» происходит от латинских слов «totalitas» (полнота, целостность) и «totalis» (весь, целый). В этимологическом, неполитическом зна­чении этот термин издавна использовался многими учеными. В политический лексикон его впервые ввел Муссолини в 1925 году для характеристики своего движения. В конце 20-х гг. английская газета «Таймс» писала о тоталитаризме как о негативном политическом явлении, характеризующем не только фашизм в Италии, но и политический строй в СССР.

Складывалась Теория тоталитаризма в 40—50-х годах и получила развитие в последующие десятилетия. Они широко использовалась западом с целью борьбы против коммунистических стран. Первыми теоретическими исследова­ниями по проблемам тоталитаризма были работы: Ф. Хайека «Дорога к рабству» (1944) и X. Аренд «Истоки тоталитаризма» (1951), а так­же совместный труд К. Фридриха и З. Бжезинского «Тоталитар­ная диктатура и автократия» (1956), в котором сделана попытка эмпирически обосновать тоталитаризм как понятие, отражающее однотипные режимы, такие как сталинизм.

Более поздние попытки создать новую теорию тоталитаризма, построенную, на базе реальных фактов не увенчались успехом, поскольку, отображая самые одиозные политические системы XX в., они, по мере, либерали­зации , смягчения стран командного социализма, все больше расходились с действительностью и к тому же не отражали принципиальных отли­чий различных тоталитарных систем.

II. Термин «авторитаризм» был введён в научное обращение теоретиками Франкфуртской школы неомарксизма и означал определенный набор социальных характеристик, присущих как политической культуре, так и массовому сознанию в целом. Авторитаризм — это, во-первых, социально-политическая система, основанная на подчинении личности государству или его лидерам. Во-вторых — социальная установка или черта личности, характеризующаяся уверенностью в том, что в обществе должна существовать строгая и безусловная преданность, беспрекословное подчинение людей авторитетам и властям. Политический режим, соответствующий принципам авторитарности, означает отсутствие подлинной демократии, как в отношении свободного проведения выборов, так и в вопросах управления государственными структурами. Часто сочетается с диктатурой отдельной личности, которая проявляется в той или иной степени.

Истоки и предпосылки тоталитаризма и авторитаризма

I.Хотя реальностью тоталитаризм становится лишь в ХХ веке его идейные истоки уходят глубоко в древность .Тоталитарные идеи необходимости полного подчинения части це­лому, индивида государству, возникли свыше двух тысячелетий назад. Еще в V в. до н.э. греческий философ Гераклит высказывал идеи о том, что, обладая мудростью, и совершенным знанием, «можно управлять решительно всеми вещами». Доста­точно детально обосновали тоталитарные модели государств Платон, Т. Мор, Т. Кампанелл, Г. Бабеф, Сен-Симон, Ж.-Ж. Руссо. В более позднее время они получили развитие в трудах Фихте, Гегеля, Маркса, Нищие, Ленина, Сореля, Зомбарта и других мыслителей.

Несмотря на то, что тоталитарные концепции содержат глубокие различия, все они имеют общую логику. Н. А. Бердяев отмечал что, первоистоки тоталитаризма следует искать в политизации уто­пии. Идеальные образы совершенного, гармоничного строя — утопии — играют огромную роль в истории. И они в большей части осуществимы, но непременно в извращенной форме. «Це­лостность есть главный признак утопии» Утопия всегда тота­литарна, враждебна свободе». Это объясняется тем, что утопия как закрытая, законченная система, обрисовывающая все сторо­ны жизни идеального общественного устройства, не оставляет места для дисгармонии, противоречий, для утверждений и дейст­вий, опровергающих ее основополагающие постулаты.

Суть тоталитарной модели в отожествлении привлекательной утопии с абсолютной истиной. Это позволяет рассматривать все ос­тальные теории и взгляды как заблуждения или сознательную ложь, а их носителей — либо как врагов, либо как темных или заблуд­ших людей, требующих перевоспитания. Именно с вопроса об отношении к собственному учению, его критике, к другим соци­альным идеям начинается разрыв тоталитаризма с рационализ­мом, на почве чего вырастает тоталитарное стремление к «мате­матически совершенной жизни Единого Государства», к «мате­матически безошибочному счастью». Претензия на монопольное обладание истиной обусловливает, в конечном счете, историчес­кую обреченность тоталитаризма, его невосприимчивость к иде­ям и требованиям, не укладывающимся в рамки официальных догм.

Тоталитарная утопия представляет форму идеологии, обо­сновывающую цели коллективных действий. Дальнейшая логика формирования тоталитарного строя примерно такова. Общие цели конкретизируются и реализуются с помощью экономического и социального планирования. Всеобъемлющее планирование в свою очередь нуждается в надежной гарантии реализации планов — всесильной власти и массовой поддержке, что обеспечивается с помощью как гипертрофированного роста институтов власти и социального контроля, так и в систематической идеологической обработке населения и его мобилизации на исполнение планов. При этом подавляется всякое инакомыслие, ибо без единой идео­логической веры невозможно массовое послушание. Управляе­мая из центра сложнейшая государственная машина не допуска­ет индивидуальной свободы граждан-винтиков, так как это угро­жает сглаженности всего целого. Ради достижения великой об­щей цели позволительно использовать любые средства, не счита­ясь с затратами и жертвами.

Воплощение тоталитарных моделей и её логики стало возможным лишь в определенных общественных условиях. Одной из главных предпосылок тоталитаризма является стадия индустриального раз­вития общества. Она привела к созданию системы массовых ком­муникаций, усложнила общественные связи и организацию, сде­лала технически возможными систематическую идеологическую индоктринацию (насильственное внедрение идеологии, доктрины), тотальное «промывание мозгов» и всеобъемлющий контроль за личностью.

На данной ступени развития во многих странах стали появляться мощные организации — монополии, способные регулировать целые отрасли промышленности и вынужденные иметь тесные связи с государством. Произошло усиление и самого государство, стали расширяться его социальные функции. Нарастание элементов рациональности, организованности, управляемости в общественной жизни, равно как и очевидные успехи в развитии науки, техники и образова­ния, порождали иллюзии возможности перехода к рационально организованной и тотально управляемой форме жизни в масшта­бах всего общества. Ядром, стержнем этой тотальной организа­ции могла быть только всесильная и всепроникающая государст­венная власть.

Тоталитаризм представляет собой специфическую попытку раз­решения обострившегося в ходе общественного развития реально­го противоречия между усложнением социальной организации и индивидуальной свободой. Отец итальянского фашизма Муссолини отмечал: «Мы первыми заявили, что чем сложнее становит­ся цивилизация, тем более ограничивается свобода личности».

Порождением индустриализма и резкого роста государственного влияния стало и лежащее в осно­ве тоталитаризма коллективистско-механистическое мировоз­зрение. Суть, которого состоит в восприятии мира как огромной меха­нической системы, а совершенного, идеального государства — как единой, хорошо организованной фабрики, механизма, состоя­щего из центра управления, и винтиков и подчинённых единой команде.

Тоталитарные коллективистские представления значительно расходятся у элит и масс. Если для политической элиты харак­терно преимущественно рационалистическо-индустриальное ви­дение общей цели, то у масс сознание может носить общинно-коллективистский характер, что особенно проявилось в странах Востока. Однако в любом случае тоталитаризм базируется на со­знании, исходящем из безусловного подчинения индивида кол­лективу.

Одной из важнейших субъективных предпосылок тоталита­ризма является психологическая неудовлетворенность человека атомизацией общества в индустриальную эпоху, разрушением традиционных коллективистских общинных и религиозных связей и ценностей, нарастанием социального отчуждения. Это при­водит к массовым социальным фрустрациям, желанию человека убежать от холодного и бездушного мира, от одиночества и бес­смысленности своего существования, преодолеть бессилие и страх перед рыночной стихией, найти упоение и смысл жизни в новых идеологических ценностях и коллективистских формах органи­зации. Капитализм с его жесткой конкуренцией, борьбой всех против всех, эгоистической моралью, обезличиванием индивида вызывает у многих людей психологическое отторжение, делает их восприимчивыми к тоталитарной идеологии.

Тоталитаризм имеет для социально отчужденной, одинокой личности психологическую привлекательность. Он дает надежду с помощью новой веры и организации утвердить себя в чем-то «вечном», несравненно более значительном во времени и про­странстве, чем отдельный индивид, — в классе, нации, государ­стве, партии и т.п. С помощью приобщения к сакрализированной, всемогущей Власти человек преодолевает одиночество и получает социальную защиту.

Кроме того, тоталитаризм предоставляет определённый соблазн возмож­ностью дать выход своим агрессивным, разрушительным человеческим инстинк­там, он помогает преодолеть комплекс собственной неполноценности и воз­выситься над окружающими с помощью принадлежности к из­бранной социальной (национальной, расовой) группе или пар­тии.

Привлекательность тоталитаризма резко возрастает при психологической неудовлетворенности существующим стро­ем, а также в периоды острых социально-экономических кризисов, вливающих свежую кровь и новую энергию в тоталитарные движения. Кри­зис резко усиливает бедствия и недовольство населения, ускоря­ет созревание необходимых для тоталитаризма социальных пред­посылок — появления значительных по численности и влиянию социальных слоев, непосредственно участвующих в тоталитар­ной революции или поддерживающих ее. Это достигается в пер­вую очередь через резко усиливающиеся в кризисные времена маргинализацию и люмпенизацию общества. Наиболее решитель­ными сторонниками тоталитаризма выступают маргинальные груп­пы — промежуточные слои, не имеющие устойчивого положения в социальной структуре, стабильной среды обитания, утратив­шие культурную и социально-этническую идентификацию.

Маргиналы обычно нигилистически настроены по отноше­нию к прошлому, не дорожат им и склонны к различным политическим авантюрам. Они больше, чем кто-либо, связывают свои надежды с идеологическими утопиями. Как обнаружили амери­канский социолог Р. Парк и другие исследователи, маргиналы выделяются такими психологическими качествами, как беспокой­ство, агрессивность, честолюбие, повышенная чувствительность, стесненность, эгоцентричность.

Тоталитарные движения с помощью социальной демагогии могут использовать недовольство различных слоев в своих целях. Так, в России большевики, руководство которых состояло в ос­новном из социальных и этнических маргиналов, мастерски ис­пользовали требования крестьян о безвозмездной раздаче поме­щичьих земель, чтобы впоследствии отнять у них всю землю, а также массовое недовольство солдат и всего населения разруши­тельной войной.

В Германии социальной опорой национал-социалистическо­го тоталитаризма стал новый «промежуточный класс» — много­численные конторские служащие, машинистки, учителя, торгов­цы, администраторы, мелкие чиновники, небогатые представи­тели свободных профессий и т.п., положение которых значитель­но ухудшилось по сравнению с привилегированным положением промышленных рабочих, защищенных сильными профсоюзами и государственными законами. Рядовые члены национал-социа­листического движения в первые годы его существования были значительно беднее тред-юнионистов или членов социал-демо­кратической партии.

Подведём итог, существует много достаточно разнообразных предпосылок для тоталитаризма. Это — индустриальная стадия развития; нарастание ра­циональности и организованности в жизни общества; появление монополий и их срастание с государством (с этой точки зрения тоталитаризм — всеобщая государственная монополия);массовое коллективистско-механистическое мировоззрение; эмоциональ­ная уверенность в возможности быстро улучшить жизнь с помо­щью рациональных общественных преобразований; психологи­ческая неудовлетворенность социальным отчуждением личности, ее беззащитность и одиночество; острый социально-экономичес­кий кризис, резко усиливающий беды и недовольство населения; появление многочисленных маргинальных слоев.

Эти и другие благоприятные для тоталитаризма факторы мо­гут быть использованы лишь при наличии соответствующих по­литических условий. К ним относятся уже упомянутая этатизация общества, а также появление тоталитарных движений и партий нового типа — предельно идеологизированных достаточно массовых организаций с жесткой, полувоенной структурой, претен­дующих на полное подчинение своих членов новым символам веры и их выразителям — вождям, руководству в целом. Именно эти организации и движения, использующие благоприятные со­циальные условия, и явились главным, непосредственным твор­цом тоталитаризма как реального политического строя.

Признаки тоталитаризм

1) Первый признак — абсолютная концентрация власти, представляющая собой контроль и вмешательство государства в экономическую и политическую жизнь страны, возведенное в высшую степень, включает в себя:

A. Законодательная и исполнительная власть оказывается в одном лице, а независимая судебная власть практически отсутствует

Б. Появления вождя харизматического, мистического типа.

2)Второй признак — однопартийная политическая система, которая единолично осуществляют политическую власть в тоталитарном государстве, недопускающая никаких иных политических организаций. Такая политическая система тесно связана со следующими моментами:

Основу однопартийной системы обязательно составляет монистическая-единая, главенствующая идеология, исходящая исключительно от правящей партии и не терпящая никакой оппозиции или критики. В нутрии самой партии также поддерживается идейное единство.

Основным методом монистической идеологии является массовая пропаганда, базирующаяся на социально — классовой(СССР), расово — националистической (Германия) или религиозной (Иран времен аятоллы Хомейни) демагогии. Рассмотрим для примера СССР. В годы консервации режима руководящая роль партии была узаконена 6-й статьей конституции СССР. Весь механизм власти был сведен к следующему: политические структуры – это исключительная привилегия партийцев, во всех остальных органах и учреждениях партийцы либо непосредственно хозяйничали, либо держали управление под своим надзором. Достаточно было центру провести заседание или опубликовать статью, как мгновенно приводился в действие весь государственно-общественный механизм. А чуть где сбой, партия и полиция в кратчайшие сроки устраняли «неисправность»- отклонение от общего мнения. В последующем подробнее будет рассмотрена коммунистическая партия, находившаяся у власти, как в Советском Союзе, так и в странах Восточной Европы. Коммунистическая партия партией особого типа являлась не только потому, что была централизованна, по-армейски дисциплинированна, стремилась к определенным целям и т. п. Между тем лишь в коммунистической партии идеологическое единство, тождественность мировоззрений и взглядов были обязательны для всех без исключения членов, хотя данный императив касался скорее головных органов и высших инстанций партии. Тем, кто пониже, только формально было вменено в обязанность соблюдать единство, «блюсти идейную чистоту своих рядов»; их прямой задачей было выполнять решения. Однако и низы должны были усваивать взгляды вождей. Во времена Сталина идейное единство, то есть обязательное философское и прочее, стало условием пребывания в партии. Единогласность стала законом для всех компартий. Раз в любой партии власть сосредоточена в руках вождей и высших инстанций, то идейное единство как приказ несло с собой владычество центра над умами рядовых партийцев. Прекращение всякой идейной борьбы в партии означало паралич свободы в обществе, так как общество целиком и полностью в ее власти, а внутри самой партии — ни проблеска свободы. Идеологическое единство-духовная основа личной диктатуры, которую без него невозможно представить. Одно порождает другое. Идеи — плод творчества отдельных людей, а приказной идейный монополизм, осуществляемый с помощью пропаганды и террора, придает этим идеям характер закона. Устранение идейной разноголосицы в среде высших руководителей автоматически упразднило фракции и течения, а с тем и всякую демократию в коммунистических системах. В коммунизме возобладал принцип «вождь знает все»: идеологами партии становились обладатели власти — партийной и прочей — вне зависимости от скудоумия таких лидеров. Получилось так, что надо было быть не просто марксистом, а марксистом в соответствии с предписаниями верхов, центра. Коммунисты воспитывались на убеждении, что идейное единство, идейное подчинение есть неприкосновеннейшая из святынь, а фракция в партии – черное злодейство. В борьбе за власть над умами не гнушались никакими средствами, широко применяли террор, запугивание, пропаганду или круговую поруку по обстоятельствам. Конечно, Сталин знал, что Троцкий, Бухарин и Зиновьев никакие не иностранные шпионы или предатели социалистического отечества. Но нужно было свалить на кого-то вину за нерешенные вопросы, в частности продовольственный, благо они еще и «чистосердечно» признались, и устранить несогласных, инакомыслящих. Идеологическое единство, прошедшее немало фаз и приобретшее на этом пути разнообразные формы, было самой отличительной чертой партии большевистского, коммунистического типа. Во-вторых, однопартийная политическая система сопровождалась фактическим отсутствием демократических институтов, таких как парламент, Советы депутатов и др., в результате чего достигалось тотальное отчуждение индивида от политической власти. Индивид мог получить политическую власть, только вступив в партию и « съев» то есть тем или иным образом устранив вышестоящего сотрудника, тем самым, заняв его кресло. Возможное существование некоторых общественных организаций ничего не меняло, так как они контролировались партийными и государственными органами. Примером могут быть созданные фашистами профсоюзы, основной задачей которых было внедрение идеологических мифов в массовое сознание и контроль за ним. Отрицанием демократических институтов режим реализовывал важную задачу — ликвидацию тех промежуточных звеньев, которые
стоят между индивидом и государством, в результате чего происходит полное поглощение индивида государством, превращение его в «винтик» огромной государственной машины. Тоталитарный режим — детище ХХ века, так как в предыдущие годы техника не была столь развита, чтобы человек быстро получал и усваивал пропаганду идейного единства-поддержки режима. До ХХ века политическая деятельность была, как правило, уделом интеллигенции, грамотных слоев общества, умеющих через прессу и телеграф, почту обращаться к себе подобным. Научно-технический прогресс значительно расширил возможности общения. Исключительная роль здесь принадлежит радио, повсеместное распространение которого позволило приобщить к политике широкие слои неграмотного населения, люмпен-пролетариат, что весьма расширило базу политической борьбы. Кто не умел читать, мог слушать. А когда был проведен ликбез, подключились и газеты. Пропаганда шла по всем каналам: в первых классах начальной школы проходили ленинские уроки, по окончании года дарились книжки под названием «Из жизни В. И. Ленина», и будущий первоклассник, еще не выучив таблицы умножения, уже знал о том, каким хорошим пловцом был Владимир Ильич; в школьных учебниках (особенно по иностранному языку) муссировалась тема лучшей страны в мире — Советского Союза, ну а самая большая часть пропаганды приходилась на историю. Широко практиковались различные фальсификации. По радио передавались бесконечные речи вождей, в газетах каждый день печатался портрет Сталина, в предисловиях любое произведение рассматривалось с точки зрения марксизма-ленинизма-сталинизма. Пропаганда превращалась в воспитательный процесс. В лестнице октябрята — пионеры — комсомол — партия вышестоящие шефствовали, воспитывали нижестоящих. Пропагандой и поддержкой общественно-политического движения, о котором позже, режим решал весьма важную задачу взяв под практически полный контроль души граждан, он прививал людям тоталитарное сознание, готовность подчиняться идеям, идущим из центра. Особо стоит сказать о роли церкви. Являясь более древним институтом, чем политические партии, обладая значительным весом в обществе, церковь стала тем камнем преткновения, который не позволял полностью подчинить душу индивида. Попытки тоталитарного режима устранить, или, по крайней мере, сотрудничать с ней не везде приводили к успеху. В тех странах, где церковь сохранила свои позиции (Италия, Испания), отрицательные последствия тоталитаризма были не столь глубоки, как там, где она была жестоко подавлена (Германия, Россия). Общественно-политическое движение и атомизация общества – основа существования тоталитарного режима.

Большинство признаков авторитарного режима схожи с признаками тоталитарного режима, поэтому я не буду рассматривать их столь развёрнуто. Выделяют следующие, универсальные для авторитаризма характеристики:

1) стремление исключить политическую оппозицию (если таковая существует) отстранение её от политических позиций и принятия решений

2) стремление использовать силу в разрешении конфликтных ситуаций и отсутствие демократических механизмов контроля за осуществлением власти

3) стремление поставить под свой контроль все потенциально оппозиционные общественные институты — семью, традиции, группы интересов, средства массовой информации и коммуникации и пр.;

4) относительно слабая укорененность власти в обществе и вытекающие отсюда желание и, одновременно, неспособность режима подчинить общество всеобъемлющему контролю;

5) перманентные, но чаще всего не слишком результативные поиски режимом новых источников власти (традиции и харизма лидера) и новой, способной сплотить элиту и общество идеологии;

6) относительная закрытость правящей элиты, которая сочетается с наличием внутри нее разногласий и борющихся за власть группировок, (в отличие от тоталитаризма, в котором правительство было идейно единым)

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Удмуртский государственный университет. КУРСОВАЯ РАБОТА Тема: «Тоталитарный и авторитарный политические режимы» Выполнил студент 1 курса группы 12-14 Кайшев М.А. Проверил: Орл