Тоталитарные и авторитарные политические режимы: Тоталитаризм и авторитаризм

0
9

В переводе с позднелатинского «тоталитарный» означает » относящийся к целому». В политический лексикон этот термин был введен идеологом итальянского фашизма Дж. Джентиле, который призвал к тотальному подчинению человека государству и растворению индивида в политической истории. В дальнейшем оппоненты фашизма используют этот термин в негативном смысле — как противоположность демократии.

При определении признаков тоталитаризма у ученых наибольшей популярностью пользуется модель, предложенная американскими политологами К. Фридрихом и З. Бжезинским, включающая в себя шесть базовых характеристик:

  • -централизованное руководство и управление экономикой;
  • -всеобщий контроль над поведением индивида в социальной сфере;
  • -признание руководящей роли одной партии в политической сфере и осуществление ею своей диктатуры (государственные и партийные структуры сливаются и формируется феномен «партия-государство»);
  • -господство официальной идеологии;
  • -сосредоточение в руках государства и партии всех средств массовых коммуникаций;
  • -концентрация в руках партии и государства всех средств вооруженного насилия.

Таким образом, государство осуществляет тотальный контроль над всеми сферами жизнедеятельности общества в целом и отдельного индивида в том числе. Среди политологов утвердилось и более краткое определение тоталитаризма — это закрытая система, в которой все — от воспитания детей до выпуска продукции — контролируется из единого центра.

Тоталитарные режимы традиционно разделяют на «левые» и «правые» формы. Они различаются характером идеологий, т.ч. целями и задачами, которые ставят перед массами партии-гегемоны: «народный капитализм» и завоевание мирового господства (фашистская Италия и Германия); построение коммунистического общества и мировая революция (коммунистические режимы в СССР, странах Восточной Европы и Азии, на Кубе). Есть и другое отличие: левый тоталитаризм был более «достроен» т.е. партия обладала монополией не только на политическую, но и на экономическую власть (государственная собственность, планирование в экономике). В фашистских режимах существовала свобода предпринимательства, что не исключало прямого государственного вмешательства в экономическую сферу, подчинения ее задачам военного производства.

Авторитаризм (от лат. auctor — зачинатель, основатель, творец и auctoritas — мнение, решение, право) определяют как режим, смысл правления при котором заключается в концентрации власти в руках одного или нескольких лидеров, не уделяющих внимания достижению общественного согласия относительно легитимности их власти. Иногда тоталитаризм рассматривается как крайняя форма авторитарного режима. Но наличие ряда общих черт (произвол лидеров, значительный репрессивный аппарат, ограничение прав человека, использование силы при разрешении конфликтных ситуаций) не дает оснований для их отождествления. Остановимся на отличиях двух режимов.

  • 1.При тоталитаризме партия-гегемон запрещает все элементы общественно-политического плюрализма, оппозиционные партии и движения. Хотя существуют такие объединения, как профсоюзы, женские и молодежные движения, они выступают «приводными ремнями» партии. Гражданская инициатива поощряется только в рамках этих «патронируемых» сверху структур. При авторитаризме имеет место ограниченный политический плюрализм, т.е. инакомыслие и подконтрольная оппозиция допускаются в определенных пределах; отсутствует реальное разделение властей, а выборы в законодательные органы носят формально свободный характер, альтернативность выбора практически исключена.
  • 2.При тоталитаризме ядром политической системы выступает партия-гегемон, монополизировавшая государственную власть, при авторитаризме — само государство (в некоторых случаях правящая элита создает под себя «партию власти»).
  • 3.При тоталитаризме особая роль отводится идеологии. Она выполняет две важные функции: легитимация этого режима и мобилизация масс на выполнение поставленных режимом задач. Для объединения народа вокруг власти в сознание масс через газеты, радио, телевидение, искусство внедряются полезные для господствующей партии стереотипы. Мощнейшая пропагандистская машина рисует утопические цели, «великое будущее» — коммунистический или расовый рай. Одновременно создается «образ врага», в качестве которых выступают «реакционные классы» или «низшие народы», сторонники других идеологий. Все это призвано оправдать жесткие методы управления, ограничение свободы личности, массовые репрессии. Психологический террор является дополнением полицейского террора (преследование инакомыслящих, суды над «врагами народа», партийные чистки и проч.). Что касается авторитаризма, то здесь может отсутствовать какая-либо четко определенная идеологическая доктрина. Инструментом консолидации общества выступает религия, национализм или «идеология развития», объясняющая цели экономической и социальной модернизации общества.
  • 4.Тоталитарная власть опирается на широкую поддержку народа. Для такого режима характерен культ вождя партии, который в глазах народа обладает харизмой, ему приписываются сверхъестественные свойства: непогрешимость, способность думать за всех. Тоталитаризм широко использует такие формы мобилизации масс как выборы, митинги, манифестации, торжественные собрания, «всенародные обсуждения», но все это делается под партийно-полицейским контролем. При авторитаризме может отсутствовать широкая интенсивная мобилизация народа в поддержку власти. Для этого режима характерны деполитизация масс, индифферентное, пассивное отношение к власти. Не имея массовой поддержки, авторитарная власть опирается на бюрократию, армию, церковь, крупные предпринимательские слои, пытается использовать исторические традиции или националистические идеи. В зависимости от этих параметров политологи выделяют разные виды авторитаризма: бюрократический, военный, теократический (религиозный), олигархический, вождистский.
  • 5.Авторитарные лидеры осуществляют политическое руководство в нечетко определенных, но предсказуемых границах. Тоталитарные руководство отличается высокой степенью непредсказуемости, т.к. лидеры действуют без оглядки на писаные или неписаные нормы.
  • 6.Отметим еще одно принципиальное различие режимов. Авторитарный режим не стремится к тотальному контролю за всеми сферами жизни, сохраняя автономность личности в частной жизни и допуская, как правило, свободные рыночные отношения в экономике, что позволило некоторым странам достичь высоких темпов экономического роста (современный Китай, Сингапур, Южная Корея, Чили).

Таким образом, современные авторитарные режимы имеют ряд черт переходного режима, занимая промежуточное положение между демократией и тоталитаризмом. Авторитарный режим может выступать в форме диктатуры и быть более либеральным. Последние формы авторитаризма представляют собой своеобразный симбиоз автократических и демократических тенденций. Такие гибридные режимы получили различные наименования: «демократура» (есть элементы демократии, но нет либерализации, выборы гарантируют победу правящей партии), «диктабланда» (есть некоторая либерализация, но без демократизации, людям представлены определенные права, но нет развитого гражданского общества), «делегативная демократия» (избиратели делегируют президенту делать все, что он считает нужным). В историческом прошлом авторитаризм выступал в форме древних тираний, деспотий, абсолютных монархий и в форме различных аристократических режимов.

Авторитарные режимы по сравнению с тоталитарными обладают большими шансами перехода к демократии, т.к. здесь уже проявляются независимые от государства экономические интересы, на базе которых могут сформироваться политические интересы, а следовательно, существует потенциал для политической самоорганизации гражданского общества. При переходе от тоталитаризма к демократии требуется не только политические реформы, но и комплексная экономическая реформа.

В отличие от авторитаризма, примеры которого можно найти в тиранических режимах прошлого, тоталитаризм появляется в ХХ в., чему способствовало несколько причин. Отметим, что вопрос о корнях тоталитаризма является сложным в изучаемой теме. Действительно, что способствует его возникновению в одних странах и почему его избежали другие? Есть ли в этом какие-то закономерности? Заканчивается ли XX в. эпоха тоталитаризма, или в будущем демократия отступит перед новой волной деспотизма? Где следует искать корни тоталитаризма: в экономике, в идеологии, или в самом сознании людей? Исследователи дают разные варианты ответов на эти вопросы. Ниже приведены наиболее типичные подходы, объясняющие феномен тоталитаризма.

  • 1. Согласно первой версии потенциальная возможность тоталитаризма кроется в расширении функции государственного контроля и регулирования. Уже сам по себе госкапитализм, появившейся на рубеже ХIХ-ХХ вв., представлял собой авторитарную тенденцию. Если же процесс регулирования со стороны государства заходит достаточно далеко, то общество теряет способность к самоконтролю и обрекает себя на тоталитаризм. Подобного взгляда придерживался философ К. Поппер, который в своей работе «Открытое общество и его враги» рассматривал тоталитарное общество таким, где государство присваивает себе функции управления во всех сферах, насильственно регулирует их в духе господствующей, ориентированной на идеальное будущее идеологии. Среди других причин назовем концентрацию ресурсов в руках государства в период Первой мировой войны, что потенциально усилило возможности государства в управлении другими общественными процессами.
  • 2.Тоталитаризм выводится из победы тоталитарных идеологий. Духовную предпосылку подобных идеологий ХХ в. исследователи пытаются вывести из идей прошлого, в частности, из политической философии Платона, Т. Макиавелли, Ж.-Ж. Руссо, Ф. Гегеля. Устанавливается генетическая связь тоталитаризма с социалистической теорией К. Маркса и В.И. Ленина. «Вина» возлагается и на философию Просвещения XYIII в., которая, борясь с религией, создала культ разума и мифологизирована саму рациональность. Просветители обвиняются в том, что способствовали возникновению социальных утопий, претендующих на переустройство мира на началах здравого смысла и гармонии. Наиболее последовательным воплощением культа рациональности рассматривается марксизм.
  • 3.Более распространен подход, выводящий тоталитаризм из объективных тенденций развития современной цивилизации, в частности, из ее технизации. Этот подход прослеживается в работах Н. Бердяева, который считал, что техническая эра, порожденная торжеством рационального мировоззрения, означала установление особого господства не только над природой, но и над человеком. По мысли философа, техника превращает целостного индивида в отдельную рабочую функцию, делает его поведение легко контролируемым и управляемым. Вслед за Н. Бердяевым ряд исследователей под техникой понимают не просто власть машин, а особый способ организации манипулирования людьми. Отметим, что в 20-30-х гг. появились и новые технические возможности для манипулирования людьми, связанные с развитием доступных средств массовой информации (массовые тиражи газет, радио). Рассматривая современную тенденцию повышения роли СМИ в жизни общества, ученые высказывают опасение, что переход к информационному обществу создаст новые, более тонкие формы контроля за сознанием и поведением людей.
  • 4.С позиции социально-политического подхода корни тоталитаризма видятся в активности «массового человека», в расширении форм его политического участия. Этот ракурс исследования восходит к работам испанского мыслителя Х. Ортеги-и-Гассета («Восстание масс») и немецкой исследовательницы Х. Арендт («Происхождение тоталитаризма»), Н. Бердяева. Массовое общество формируется как результат модернизации (переход от аграрного к индустриальному типу производства, урбанизация, рост массовых коммуникаций и др.) конца ХIХ * начала ХХ века. Массовое общество стало удобным объектом манипулирования со стороны вождей. Модернизация, особенно в ее ускоренном варианте, характерном для Германии и России, а позже и для азиатского региона, привела к резкому размыванию традиционных структур (деревенский общины, семьи), к эрозии традиционных культурных ценностей и вызвала подъем социально-политической активности массового человека. Эту ситуацию усугубили катаклизмы, с которыми столкнулся мир в первой половине ХХ в.: революции, мировые и гражданские войны, затяжные экономические кризисы. Распад устоявшегося уклада жизни, кризис моральных ценностей привел к массовой маргинализацией населения, т.е. к появлению огромной массы людей, «выбитых» из своих социальных групп (классовых, профессиональных, семейных.). Отметим, что под маргинальностью понимается вызванное какими-либо обстоятельствами (например, миграцией, урбанизацией, безработицей) нахождение индивида вне своей социальной группы, разрыв с ее социокультурными нормами и традициями. Атомизированные индивиды более чувствительны к манипулирующим силам. Чувство потерянности и страха за свою безопасность, ощущение социальной и национальной ущемленности породили психологический феномен, который получил название — «бегство от свободы» (термин Э. Фромма). Другими словами — это бегство масс от ответственности, сопровождающийся поиском вождей, способных восстановить гарантий личной безопасности, порядок и разрушенные социальные связи. Пользуясь чувством страха масс за свою безопасность и будущее, тоталитарные вожди предложили народу консолидирующую основу — идеологию, с помощью которой создавалась иллюзия приобщенности к «вечным ценностям»: классу, государству, нации.
  • 5.Четвертый подход дополняется социально-психологической трактовкой тоталитаризма. Так, Э. Фромм, опираясь на концепцию «социального характера», пытается объяснить конформизм и послушность личности при тоталитаризме не только внешним давлением со стороны лидеров, а определенными универсальными качествами бессознательного в психике человека (например, агрессивностью), которые проявляются в специфических конкретно-исторических условиях. Тоталитаризм трактуется Фроммом как выражение неспособности массового человека нести личную ответственность за свою судьбу, что проявляется в попытке переложить ее на сильного лидера, перед которым он испытывает одновременно и страх и уважение. Это позволяет взглянуть на тоталитарную диктатуру в иной плоскости: особая духовная сущность этого режима формируется не только как результат манипулирования сознанием народа, но и на основе психических импульсов, идущих от масс к вождям. Не приняв этот вектор в расчет, невозможно понять ни саму природу культа вождей, ни причины относительной устойчивости тоталитарных режимов. В основе мотивации поиска вождей, способных «железной рукой» восстановить общественный порядок и гарантии безопасности, лежат:
    • -неудовлетворительность современной цивилизацией в силу необходимости мыслить и действовать рационально, нести груз ответственности за принятие решений и действия;
    • -страх перед все более сложными проблемами, которые несет в себе техническая эра;
    • -страх перед хаосом и анархией, распадом традиционных связей, которые наблюдаются в период острых кризисов и революционных преобразований.
  • 6.Как конкретизацию предыдущих двух подходов можно рассматривать версию «опаздавшей модернизации» (модернизация «вдогонку»). Она наиболее часто используется для объяснения причины возникновения тоталитаризма в СССР. Опаздавшая модернизация * это скачок менее развитых стран до уровня более передовых. Она представляет собой форму форсированного развития, когда предпринимаются попытки быстрого перехода общества на новый экономический, технологический и социальный уровень (индустриализация в СССР, экономический рост современных стран Юго-Восточной Азии). Особенностью ускоренной модернизации является рассогласование между экономическим фактором, с одной стороны, и социокультурными и психологическими факторами, с другой. В этом ее принципиальное отличие от эволюционной модернизации: классическим развитием капитализма в странах Западной Европы, которое шло параллельно с развитием политических и культурных структур. Традиционный человек постепенно превращался в человека рыночного. Было бы ошибкой идеализировать эти процессы, но следует учесть, что здесь психологическая дискомфортность, вызванная новыми отношениями, снималась религией. Можно привести мнение американского социолога П. Берга, который считает, что в сдерживании разрушительных последствий модернизации буржуазному обществу помогли два института * семья и церковь. Эти институты были столпами буржуазной респектабельности и представляли индивиду убежище от отчуждающих сил модернизации. Что же касается опыта «модернизации вдогонку», то основные массы не успевают до нее дорасти ни психологически, ни культурно. Не отказываясь от технологической модернизации как таковой, массы направляют свой протест против наиболее свободных форм рыночной экономики и против ее очевидных носителей. В истории нашей страны этот протест выразился дважды * в Октябрьской революции и в отказе от НЭПа. К этому следует добавить, что социалистическая идеология, сделав объектом своей критики религию и в какой-то степени семью, способствовала полному или частичному разрушению структур, в которых человек находил убежище и сдерживающие начала.

Модернизация «вдогонку» содержит угрозу установления так называемых постмодернизационных диктатур в форме тоталитаризма или авторитаризма, т.е. резкого усиления роли государства в осуществлении всех преобразований. В нашей стране это проявилось в формировании командно-административной системы. Неслучайно, что большинство развивающихся стран, пытающихся в экономике и технологии «догнать» развитые страны, представляют собой авторитарные политические режимы. Сопровождающие это развитие экономические кризисы, резкая имущественная дифференциация населения в сочетании с проблемами бедности и голода, порождают социальное напряжение в обществе и политическую нестабильность. Правящие элиты, пытаясь сохранить общественную стабильность, делают ставку на недемократические механизмы власти. Наряду с этим авторитаризм может вырастать из политической пассивности народа. Авторитарные режимы опираются на патриархальную или подданническую культуру населения. Другими причинами авторитаризма могут стать: обострение экономического и политического кризиса; обострение противоречий в социальной, этнической, религиозной и в других сферах; фрагментарная политическая культура (ориентация населения на разные идеологии и модели развития, отсутствие единых общенациональных ценностей); неразвитость политических институтов, позволяющих выразить интересы различных слоев населения.