Тоталитаризм: трактовки прошлого и настоящего – тема научной статьи по истории и археологии читайте бесплатно текст научно-исследовательской работы в электронной библиотеке КиберЛенинка

0
14

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мамедов Азер Агабала Оглы, Оришев Александр Борисович

В статье рассматриваются становление и развитие теории тоталитаризма . Выделяются основные черты тоталитарной системы. Анализируются различные формы тоталитарных обществ. Даётся оценка концепций российских и зарубежных учёных, посвящённых тоталитарной системе.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Мамедов Азер Агабала Оглы, Оришев Александр Борисович

TOTALITARIANISM: INTERPRETATION OF THE PAST AND THE PRESENT

The article considers the question about formation and development of the theory of totalitarianism . Highlights the main features of the totalitarian system. Various forms of totalitarian societies. Assesses the concepts of Russian and foreign scientists on the totalitarian system.

Текст научной работы на тему «Тоталитаризм: трактовки прошлого и настоящего»

ISSN 1997-0803 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2014 ♦ 2 (58) март-апрель ^

1. Avrekh A. Ya. Russkiy burzhuaznyy liberalizm: osobennosti istoricheskogo razvitiya [Russian bourgeois liberalism: the specifics of historical development]. Voprosy istorii [Questions of history], 1989, № 2.

2. Berdyaev N. A. Russkaya ideya. Osnovnye problemy russkoy mysli XIX veka i nachala XX veka [The Russian idea. The main problems of Russian thought of the nineteenth century and early twentieth century]. O Rossii i russkoy filosofskoy kufture [About Russia and Russian philosophical culture]. Moscow, Nauka Publ. [Science Publ.], 1990.

3. Berdyaev N. A. Filosofiya neravenstva: Pis’ma k nedrugam po sotsial’noy filosofii [Philosophy of inequality: Letters to the enemies of the social philosophy]. Russkoe zarubezh’e. Iz istorii sotsial’noy i pravovoy mysli [Russian abroad. From the history of social and legal thought]. Leningrad, Lenizdat Publ., 1991.

4. Vitte S. Yu. Samoderzhavie i zemstvo [Autocracy and Zemstvo]. St. Petersburg, 1908.

5. Klyuchevskiy V. O. Neopublikovannye proizvedeniya [Unpublished works]. Moscow, Nauka Publ. [Science Publ.], 983. 417 p.

6. Pirumova N. M. Zemskoe liberafnoe dvizhenie [Earthen the liberal movement]. Moscow, 1977.

7. Russkoe obshchestvo 40—50 godov XIX veka. Chasf. 2. Vospominaniya B. N. Chicherina [Russian society of 40—50 XIX century. Part 2. Memories B. N. Chicherina]. Moscow, Lomonosov Moscow State University Publ., 1991.

8. Chicherin B. N. Sovremennye zadachi russkoy zhizni [Modern problems of Russian life] Golosa iz Rossii. Kn. IV. [Voice of Russia. Vol. IV]. London, 1857.

9. Chicherin B. N. Kurs gosudarstvennoy nauki. Chasf 1 [The state of science. Part 1]. Moscow, 1894.

10. Chicherin B. N. Kurs gosudarstvennoy nauki. Chasf 3 [The state of science. Part 3]. Moscow, 1896.

ТРАКТОВ КИ ПРО ШЛО ГО И НАСТОЯЩЕ ГО

Российский государственный аграрный университет — МСХА имени К. А. Тимирязева

В статье рассматриваются становление и развитие теории тоталитаризма. Выделяются основные черты тоталитарной системы. Анализируются различные формы тоталитарных обществ. Даётся оценка концепций российских и зарубежных учёных, посвящённых тоталитарной системе.

Ключевые слова: тоталитаризм, авторитаризм, тоталитарный режим, идеология, фашизм, национал-социализм, демократия, политическая система.

МАМЕДОВ АЗЕР АГАБАЛА ОГЛЫ — кандидат философских наук, доцент кафедры философии и социологии Российского государственного аграрного университета — МСХА имени К. А. Тимирязева

MAMEDOV AZER AGABALA OGLY — Ph.D. (Philosophy), Associate Professor of Department of philosophy and sociology, Russian State Agrarian University — Moscow Agricultural Academy named after K. A. Timiryazev

ОРИШЕВ АЛЕКСАНДР БОРИСОВИЧ — доктор исторических наук, доцент, заведующий кафедрой истории и культурологии Российского государственного аграрного университета — МСХА имени К. А. Тимирязева

ORISHEV ALEKSANDR BORISOVICH — Full Doctor of History, Associate Professor, Head of Department of history and cultural studies, Russian State Agrarian University — Moscow Agricultural Academy named after K. A. Timiryazev

e-mail: zermamedov@mail.ru e-mail:orishev71@mail.ru

108 © Мамедов Азер Агабала оглы, Оришев А. Б., 2014

^ Теория и история культуры

Russian State Agrarian University — Moscow Agricultural Academy named after K. A. Timiryazev, Ministry of Agriculture of the Russian Federation, Timirjazevskaja str., 49, Moscow, Russian Federation, 127550

TOTALITARIANISM: INTERPRETATION OF THE PAST AND THE PRESENT

The article considers the question about formation and development of the theory of totalitarianism. Highlights the main features of the totalitarian system. Various forms of totalitarian societies. Assesses the concepts of Russian and foreign scientists on the totalitarian system.

Keywords: totalitarianism, authoritarianism, totalitarian regime, ideology, fascism, national socialism, democracy, the political system.

Важнейшей характеристикой любого государства является политический режим, который представляет собой способ функционирования в нем политической системы. Среди политологов и других специалистов, занимающихся вопросами теории современного государства, популярна классификация, согласно которой выделяют три основные его формы: тоталитарный, авторитарный и демократический. Причём первые два как бы противостоят третьему, ибо являются его антиподами, так как в основе своей имеют антидемократизм.

Теме «демократии» и всем сопутствующим ей понятиям были посвящены сотни и далее тысячи научных статей, трактующих её в разнообразных смыслах и контекстах. В оценке тоталитарных систем в зарубежной англоязычной литературе и в трудах россий ских учё ных по след них два дца ти лет понятие «тоталитаризм», напротив, трактовалось однобоко и, в основном, в негативном ключе. Насколько оправданы эти суждения? И кто был заинтересован в продви-же нии на «ры нок ин тел лек туаль ных идей» теории тоталитаризма? Насколько обосновано использование термина «тоталитаризм» в отношении того или иного политического режима? Ответы на эти вопросы выходят за рам ки науч ных дис кус сий и имеют чётко выраженный политический контекст. Так или иначе, но в оценке тоталитаризма

прослеживаются интересы политических ак торов.

Понятие «тоталитаризм» ввели в оборот итальянские социалисты. Популярность оно получило после выступлений одного из активистов социалистического движения в Италии, ставшего затем принципиальным противником марксизма, —Бенито Муссолини (1883—1945). Придя к власти в Италии в 1922 году, он установил режим, вошедший в историю как фашистский. Приступив к созданию общества на основе идей фашизма, то есть еди нения раз лич ных социальных слоёв, он позиционировал фашистскую Италию как тоталитарное государство. В данном контексте понятие «тоталитаризм» имело положительный смысл, определяло жизнь и быт итальянцев на основе корпоративной культуры, то есть понимания общих интересов, отказа от индивидуализма и ценностей личной свободы.

Другой идеолог фашизма Д. Джентиле (1875—1944) также вкладывал в понятие «тоталитаризм» положительный смысл. Акцент при этом делался на материализации при то та ли тарном ре жи ме на циональ-ной идеи, базирующейся на триединстве личности, правящей фашистской партии и тоталитарного государства. Интересно, что термин «тоталитаризм» использовал и автор идеи о перманентной революции Л. Д. Троцкий, когда, находясь в эмиграции, пы-

ISSN 1997-0803 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2014 ♦ 2 (58) март-апрель ^

тался критиковать сталинский режим.

Следует признать, что в 1930-е годы — в период, когда экономика капиталистических стран, и прежде всего США, пережи-ва ла один из тя же лей ших кри зи сов в сво ей истории, многие были согласны с мнением Мус со ли ни, что сис те ма ка пи та лиз ма — это прошлое человечества. Могло вполне показаться, что тоталитарный режим, установленный в фашистской Италии, представляет собой то, что люди судорожно искали: защиту от потрясений, сотрясающих мир ка-пи та ла, ста бильное раз ви тие и веру в завтрашний день.

Так или иначе, но в результате изощрённой пропаганды и некоторых реальных достижений Муссолини смог убедить не только итальянцев, но и мировую общественность в том, что тоталитарные идеи преобразовали Италию. Отныне она сильное и динамично развивающееся государство. В нем царит клас совый мир и за ложе ны ос новы для дальнейшего развития цивилизации, уходящей своими корнями во времена непобедимых римских императоров.

Насколько итальянские фашисты были оригинальны, «продвигая» идеи тоталитаризма? Заметим, что политологи склонны представлять тоталитаризм как порождение XX века. Между тем некоторые идеи, которые было возможно реализовать только в тоталитарном обществе, мы находим в трудах гениальных мыслителей предыдущих эпох. В этом ряду стоят такие имена, как Гераклит, Платон, Т. Мор, Г. Бабеф, Т. Кампанелла, А. Сен-Симона, Ш. Фурье, Фихте, Гегель и, конечно же, К. Маркс.

Достаточно обратиться к «Законам» Платона: «Никто никогда не должен оставаться без начальника — ни мужчины, ни женщины. Ни в серьёзных занятиях, ни в играх ни кто не дол жен при учать се бя дей ст вовать по собственному усмотрению: нет, всегда — и на войне и в мирное время — надо жить с постоянной оглядкой на начальника и сле-до вать его ука за ни ям. Да же в са мых не значительных мелочах надо ими руководство-

ваться, например, по первому его приказанию останавливаться на месте, идти вперёд, приступать к упражнениям, умываться, питаться» [цит. по: 3, с. 253].

Другой пример. Политический режим, царящий в «Утопии» Т. Мора, по ряду признаков напоминает тоталитарный: самостоятельные передвижения «утопийцев» по стране с целью избежать работы запрещаются; труд для всех (за исключением должностных лиц, которые проявляют «отеческую» заботу о населении) обязателен; дома, которые принадлежат государству, перераспределяются каждые десять лет по жребию.

Результатом всех этих изысканий стала первая трактовка тоталитаризма (от лат. totalis — полный, целый). Согласно ей тоталитаризм представляет собой политический режим, предполагающий установление жёсткого контроля государства над обществом и личностью, подчинение всей общественной системы коллективным целям и официальной идеологии.

«Второе» дыхание теория тоталитаризма получила уже после Второй мировой войны, когда итальянский фашизм и другой носитель то та ли тар ных идей — гер манский национал-социализм потерпели крах как на по лях во ен ных сра же ний, так и в идео логи-че ской бит ве.

Отныне теория тоталитаризма была взята на вооружение Западом для критики советской политической системы. В работах Х. Арендт «Истоки тоталитаризма» (1951), К. Фридриха и З. Бжезинского «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956) была сделана попытка обосновать тоталитаризм как понятие, отражающее сталинизм и аналогичные ему политические режимы. Родившаяся в Кёнигсберге в еврейской семье Х. Арендт, эмигрировавшая от нацистов сначала в США, а затем во Францию, утверждала, что нацизм и сталинизм есть аналогичные формы государства. По её уже разрекламированному тезису тоталитаризм стремит ся к то тальному господству внутри

^ Теория и история культуры

страны и вне ее, а его характерные черты — единая идеология и террор [1, с. 152].

Во второй половине 1950-х годов, после разоблачения Н. С. Хрущевым культа личности И. В. Сталина, теория тоталитаризма претерпела серьёзные изменения. Советологи пытались, но не могли найти серьезных объяснений эволюции советского политического режима. Более того, в просвещенных кругах развернулась острая дискуссия: является ли СССР по-прежнему тоталитарным государством?

Однако в условиях «холодной войны» многие европейские и американские политологи и социологи предпочли не заметить явного, продолжив развивать столь популярную у них теорию тоталитаризма. Поменялись только вектора. Отныне эта теория должна была объяснить приход к власти диктаторов и возможную эволюцию их ре жи мов.

В 1970-е годы термин «тоталитаризм» все реже и реже употреблялся советологами. Но и полного отказа от него не последовало. «Манипуляторы» хорошо знали своё дело, продолжая навешивать на СССР ярлык тоталитарного государства.

В начале 1980-х годов трендом в зарубежной политологии и политической социологии ста ло стрем ление провес ти водораздел между тоталитарными и авторитарными режимами. Известный американский государственный деятель и политолог Дж. Кир-кпатрик в одной из своих работ жестко настаивала на том, что следует отличать авторитарные режи мы от то та литарных. Согласно данной концепции, существование авторитарных режимов есть форма выживания правящей в нем элиты. Поэтому, в отличие от тоталитаризма,авторитарный политический режим допускает ограниченное функционирование некоторых элементов гражданского общества (прессы, церкви и формально независимой судебной системы). На этом основании была разработана теория, известная во времена президентства Р.Рейгана, как «доктрина Киркпатрик».

Напомним, что именно этот президент назвал СССР «империей Зла».

Суть доктрины сводилась к тому, что во внешней политике США могут и просто обязаны оказывать временную поддержку авторитарным режимам ради борьбы с главным врагом — тоталитаризмом. Главное — защита американских интересов. На практике так и происходило. Пакистан, Саудовскую Аравию, ЮАР никак нельзя было назвать демократическими государствами. Однако правящие в них режимы получали поддержку со стороны Вашингтона. Военно-техническую помощь США оказывали Ирану во время правления династии Пехлеви [5, с. 74—75]. При желании список можно продолжить.

Советолог Л. фон Мизес, поддерживаемый груп пой за пад но ев ропей ских по ли то-логов, историков и экономистов, выдвинул более чем спорный тезис о том, что общее для всех то та ли тар ных ре жи мов — социализм. Безусловно, СССР в своем собственном названии позиционировал себя «первым государством социализма». Однако относить к странам социализма нацистскую Германию и тем более фашистскую Италию не корректно. Однако это не помешало Л. фон Мизесу утверждать, что режим Гитлера в Германии и Муссолини в Италии — социалистические. Следуя логике Л. фон Мизе са, край ние формы кол лек ти визма всегда означают социализм, так как у гражданина, вся жизнь которого подчинена государственным целям, вся собственность также им подчинена. Используя этот аргумент, Л. фон Мизес пытался объяснить, почему в тоталитарных государствах правительства осуществляют жёсткий плановый контроль над ценами, распределением товаров и доходами населения.

Хорошо режиссированное падение коммунистических режимов в странах советского блока и СССР во второй половине 1980-х годов вызвало повторный кризис в теории. Ра нее широко рас простра нен ное утверждение, что тоталитарные режимы не

ISSN 1997-0803 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2014 ♦ 2 (58) март-апрель ^

способны стать инициаторами радикальных ре форм, бы ло при зна но ошибоч ным.

Однако идея тоталитарного общества в гуманитарных науках не умерла. Она получила под держку со стороны российских политологов. В солидных научных журналах и в прессе появились многочисленные статьи, авторы которых не без удовольствия проводили параллели между нацистской Германией и сталинским СССР. Авторы находили еди ные мо ти вы и тек сты в не мец ких и советских песнях довоенных времён, сравнивали пропагандистские плакаты и т.п.

Российские политологи, повторяя тезисы сво их ев ропей ских кол лег, при зна ли, что в общем и целом анализ тоталитаризма внёс значительный вклад в политическую науку.

Если суммировать многочисленные аргументы, то в политологической литературе, как в России, так и за рубежом, выделяют следующие характерные черты тоталитарного политического режима:

1. Всеобщая политизация и идеологизация общества. Исполнительная, законодательная и судебная ветви власти не разделены, а чётко контролируются из одного политического и идеологического центра. Таким центром может выступать политическая партия.

2. Свобода личности и права человека за-фик си рова ны фор мально, но ре аль но отсутствуют. Автономия гражданина сведена к нулю во всех сферах его существования: от экономики до лич ной жизни.

3. Легальная политическая оппозиция отсутствует. Оппозиционные взгляды проявляются преимущественно в форме отдельных акций диссидентов, которые моментально пресекаются.

4. Существует строгая цензура средств массовой информации, любая критика власти за пре щена. Сра зу же ого воримся. Дей-ст ви тель но, не возмож но предста вить критику И. В. Сталина в советской прессе 1930-х годов. Однако существовал сатирический журнал «Крокодил», и контент-анализ его содержания говорит о том, что критика су-

ществующих порядков была достаточно жёсткой. Высших руководителей партии, находящихся на вершинах политического олимпа, она, правда, не касалась, но чиновникам среднего ранга доставалось изрядно.

С другой стороны, исследователям известны курьёзные случаи арестов по анекдотичным поводам тех, кто так или иначе неловко касался имени вождя. Диссидент А. Д. Синявский, напри мер, утверждал: «Массовые аресты 1937 года коснулись в ос новном при ви ле гирован ного слоя. Но в принципе пострадать мог каждый, ни к чему не причастный человек. Одна домохозяйка на кух не в ком му нальной квар тире при зналась соседке, что во сне «отдавалась» маршалу К. Ворошилову. Та донесла в НКВД, и виновницу отправили в лагерь с забавной формулировкой «за неэтичные сны о вождях». Таких историй множество, и всех ва-риан тов так назы ваемой буржуазной аги та-ции, за которые молено было лишиться свободы, не перечислить» [7, с. 116].

5. Полиция, армия, спецслужбы выполняют карательные функции и выступают в качестве инструмента проведения репрессий. В нацистской Германии, в принципе, так и было. Однако если ты не еврей, не коммунист и не пацифист, то жить мог относи-тель но спокой но.

6. Функционирует одна официальная идеология, все другие идейные течения вне закона [6, с. 78].

Ис тория зна ет три ос нов ных ис тори че-ских вида тоталитаризма: СССР 1930-х — первой половины 1940-х годов, фашистская Италия, нацистская Германия. Есть и неосновные формы. Причём эти формы, являющиеся локальными, по существу, ближе всего к «идеалам» тоталитаризма. Достаточно назвать режим «красных кхмеров», уничтоживший треть населения в Камбодже, и Китай времён «культурной революции» Мао Цзэдуна. Оба режима также можно отнести к тоталитарным.

Нель зя не при знать, что не ко торые то та-литарные режимы могли на свой счёт запи-

^ Теория и история культуры

сать серьезные достижения. В Италии Муссолини уничтожил организованную преступность, опровергнув тезис «мафия бессмертна». Всем известный в 1930-е годы итальянский мафиози Аль Капоне, ставший прообразом крестного отца в популярном фильме, со своими подручны ми совершал преступления в демократической Америке, так как остался не у дел в фашистской Италии. В Германии была побеждена инфляция и безработица, немецкие рабочие в те годы шутили, что «Гитлер отнял у нас все права, в том числе и право голодать» [8, с. 236]. Наибольших успехов добился сталинский режим: советское общество было «заражено» идеей построения бесклассового коммунистического общества во главе с КПСС, были организованы грандиозные стройки (БАМ и т.п.), проведена индустриализация.

Характерно, что именно тоталитарный режим способен эффективно противодействовать уголовной преступности. По мере его укрепления тенденция к постепенному снижению уровня уголовной преступности проявляется все очевиднее. И, напротив, во времена так называемых политических «оттепелей» отмечалось некоторое увеличение числа уголовных преступлений. Не случайно рез кий всплеск пре ступ но сти наблю дался в период «перестройки», не говоря уже о «лихих» 1990-х годах, когда Россию, вставшую на путь построения демократии и правового государства, захлестнула волна рэ-ке та и бан ди тиз ма.

Все это говорит о том, что у обществ, которые традиционно причисляются к тоталитарным, есть мощ ный потен циал. Прежде всего, тоталитарная система обладает высокой способностью к мобилизации ресурсов и концентрации средств для достижения ограниченных целей. Именно тоталитаризм может вызвать в обществе невиданный массовый энтузиазм. Сложно представить такое явление, как «субботники» в современной демократической России. Если они и проводятся, то непременно с использованием административного ресурса, ни о

какой добровольности и «сознательности» речи нет. Еще один пример. В Пелопонесской вой не, по дор вав шей эко но ми ки обо их её участников, поражение в конечном счёте потерпели демократические Афины, а победу одержала Спарта, политический режим которой можно назвать симбиозом тотали-тар но-ав тори тар ного.

В тоталитарной модели привлекательная утопия отождествляется с абсолютной истиной. В СССР роль привлекательной утопии играл коммунизм. Сразу же оговоримся, один из лидеров коммунистической партии — Н. С. Хрущев совершил в свое время грубейшую ошибку, назвав дату его окончательного построения — 1980 год, чем подорвал веру людей в счастливое завершение мировой истории.

В нацистской Германии роль привлекательной утопии играла идея о созда нии «тысячелетнего рейха» — государства бла-годен ст вия для выс шей арий ской расы, прежде всего ее нордической части. Такая позиция позволяла рассматривать все остальные теории и взгляды как заблуждения или сознательную ложь, а их носителей — как врагов или как «темных», непросвещенных людей, требующих перевоспитания.

Еще один важный вопрос — отсутствие или на ли чие пред по сы лок для ус та нов ле ния тоталитаризма. Считается, что его предпосылками являются: индустриальная стадия развития общества и появление современных средств мас совой ин фор ма ции, что да ет воз мож ность тех ни че ски вне дрить в массы единую идеологию и установить тотальный контроль над личностью. Если исходить из этой предпосылки, то напрашивается вывод о том, что тоталитарные режимы не могли существовать в эпоху Средневековья и более ран ние вре ме на.

Другой предпосылкой тоталитаризма является психологическая неудовлетворённость человека индустриальной эпохи. Ка пи та лизм с его же ст кой кон ку рен ци-ей, эгои сти че ской мора лью и борь бой всех про тив всех вы зы вает у людей пси хологи-

ISSN 1997-0803 ♦ Вестник МГУКИ ♦ 2014 ♦ 2 (58) март-апрель ^

ческое отторжение. В своё время саркастическую улыбку вызывали слова М. С. Горбачева о «социализме с человеческим лицом». Однако социализм с человеческим лицом ещё можно себе представить, но представить капитализм с ана логич ным лицом практически невозможно. Тоталитаризм лее даёт уве рен ность в соб ст вен ных си лах за счёт причисления себя к какому-либо сообществу, которое движется к некой «великой цели».

Ещё одной предпосылкой тоталитаризма молено считать пребывание общества в состоянии социально-экономических кризисов. Не случайно многие политологи пола-га ют, что его соци аль ной ба зой ста новят ся маргинальные слои, чья численность увеличивается во времена потрясений.

Также основанием для становления тоталитаризма служит появление массовой политической партии — мощного рычага влияния на общественно-политические и соци-аль ные про цессы.

По сво ему содержа нию то та ли таризм революционен, так как он обосновывает необходимость формирования нового общества и человека. Поэтому не случайно сходство

политических плакатов в нацистской Германии и СССР, на которых мы видим здоровых молодых людей с хорошо развитой мускулатурой, с горящими глазами и гордо поднятыми головами.

Тоталитаризм проявляется также в заимствовании религиозных идей о счастливом завершении истории. Время коммунистов — цикличное, мессианское, эсхатологическое. Оно устремлено к некоему идеалу (светлому буду ще му, Цар ст ву сво боды — на зва ния могут быть разными, но главное, что есть ожидание избавления, как возвращения, подобно Второму пришествию у христиан). Кроме того, тоталитаризм пропитан патерналистским духом, покровительственным отношением вождей, постигших истину, к «недостаточно просвещённым массам».

Так или иначе, но идея то та ли тариз ма за все годы с момента её появления и до наших дней претерпела серьёзную эволюцию. За-час тую эта, ка за лось бы, науч ная кон цеп ция использовалась исключительно в политических конъюнктурных целях. Уйдёт ли она в прошлое, как канули в Лету режимы, пози-цио ни рую щие се бя и оп ре де ляе мые со стороны как то талитарные, пока жет время.

1. Арендт Х. Истоки тоталитаризма / пер. с англ. И. В. Борисовой. Москва : ЦентрКом, 1996.

2. Мамедов А. А. Тоталитаризм и интеллектуальная свобода // Вестник Московского государственного университета культуры и искусств. 2010. № 6. С. 27—32.

3. Мамедов А. А. Историцизм и свобода личности// Социально-гуманитарные знания. 2011. № 6. С. 251—262.

4. Оришев А. Б. Политика нацистской Германии в Иране. Санкт-Петербург : Юридический центр Пресс, 2005.

5. Оришев А. Б. Особенности модернизации Ирана при Реза-шахе Пехлеви // Восток. 2009. № 6. С. 74—75.

6. Оришев А. Б. Полито логия. Москва : РИОР, Инфра-М, 2012.

7. Синявский А. Д. Сталин — герой и художник сталинской эпохи // Осмыслить культ Сталина. Москва : Прогресс, 1990.

8. Ширер У. Взлёт и падение Третьего рейха. Москва : Воениздат, 1991. Т. 1.

1. Arendt X. Istoki totalitarizma [Totalitarianism sources]. Moscow, ChentrCom Publ., 1996.

2. Mamedov A. A. Totalitarizm I intellektualnaya svoboda [Totalitarianism and intellectual freedom]. Vestnik Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta kuPtury i iskusstv [Bulletin of the Moscow State University of Culture and Arts], 2010, № 6, pp. 27—32.

3. Mamedov A. A. Istorichizm I svoboda lichnosti [Historisizm and human freedom]. Sochialno-gumanitarnie

^ Теория и история культуры

znaniya [Social-humanitarian knowledge], 2011, № 6, pp. 251—261.

4. Orishev A. B. Politika nachistskoy Germanii v Irane [Policy of nazi Germany in Iran]. St. Petersburg, Yridicheskiy Chentr Press [Law Center Press], 2005.

5. Orishev A. B. Osobennisti modernizachii Irana pri Reza-shahe Pehlevi [Features of modernization of Iran at Reza Shah Pehlevi]. Vostok [Vostok], 2009, № 6, pp. 74—75.

6. Orishev A. B. Politologiya [Politology]. Moscow, RIOR Publ., Infra-M Publ., 2012.

7. Sinyavskiy A. D. Stalin — geroy I xudoznik stalinskoy epohi [Stalin — hero and artist of Stalin era]. Osmislit kult Stalina [To comprehend Stalin’s cult]. Moscow, Progress Publ., 1990.

8. Shirer U. Vzlet i padenie tretyego reyha [Take-off and falling of the third Reich]. Moscow, Voenizdat Publ., 1991, Vol 1.

СЦИАЛЬНЫЙ КОНСТРУКТИВИЗМ КАК ПЕРСПЕКТИВ НОЕ НА ПРАВ ЛЕНИЕ

УДК 008:1-027.21 Н. Т. Арефьева

Ивановский филиал Российского экономического университета им. Г. В. Плеханова

В статье анализируется конструктивизм как актуальное направление в развитии социокультурного прогнозирования, исследуются его истоки и сущность. Рассматриваются идеи конструктивизма в философии Гераклита, Д.Вико, Д.Беркли, И.Канта, К.Маркса. Особое внимание уделяется синергетической модели самоорганизующегося общества и социальному конструктивизму. Отмечается, что современные исследования будущего развиваются в русле идей об активной, преобразующей роли человеческой личности, её творческой сущности и созидательной миссии. В современном мире вопрос о том, каким предстанет будущее человечества, становится одним из наиважнейших. Достижение актуальных задач по установлению и укреплению мира, устойчивому экономическому, социальному, культурному развитию, сокращению бедности и преодолению духовного кризиса, которые стоят сегодня перед всеми странами и перед Россией, возможно только в том случае, если будут созданы адекватные реальности, методологические подходы к исследованию будущего и на их базе построены вероятностные модели социокультурного развития. Автор полагает, что использование конструктивизма в прогнозировании станет основой создания стратегий развития, которые не только помогут адаптироваться к происходящим социокультурным изменениям, но и позволят управлять этими изменениями, оказывать существенное влияние на них.

Ключевые слова: социальный конструктивизм, социокультурное прогнозирование, исследования будущего, синергетика, личность как активный субъект.

АРЕФЬЕВА НИНА ТИМОФЕЕВНА — доктор философских наук, профессор кафедры гуманитарных и правовых дисциплин Ивановского филиала Российского государственного торгово-экономического университета им. Г. В. Плеханова

AREF’EVA NINA TIMOFEEVNA — Full Doctor of Philosophy, Professor of Department of Humanities and legal disciplines, Ivanovo Branch of the Russian Economic University after G. V. Plekhanov