Сущность и отличительные черты политического авторитаризма

0
45

1. Сущность и отличительные черты политического авторитаризма. Разновидности авторитарных режимов 5

2. Сильные и слабые стороны авторитаризма. Реформаторские возможности современных авторитарных режимов 13

3. Нынешний российский политический режим часто квалифицируют как переходный от авторитаризма к демократии. Укажите конкретные проявления черт авторитарного и демократического режимов в функционировании современной российской политической системы 15

Помимо принадлежности к тому или иному типу, а также наличия определенных форм правления и государственного устройства, государства отличаются друг от друга своими режимами.

Под государственным режимом понимается совокупность используемых стоящими у власти группами, классами или слоями общества методов и способов осуществления государственной власти [8, c.15].

Государственный режим выступает как реальное проявление организационно оформленной власти, как процесс ее функционирования.

Понятие «политический режим» выражает характер взаи­мосвязи государственной власти и индивида. Совокупность средств и методов, используемых государством при отправле­нии власти, отражает степень политической свободы в обществе и правовое положение личности. В зависимости от сте­пени социальной свободы индивида и характера взаимоотно­шений государства и гражданского общества различают три типа режимов: тоталитарный, авторитарный и демократиче­ский. Между демократией и тоталитаризмом, как крайними полюсами данной классификации, располагается множество промежуточных форм власти [4, c.24].

Политический режим определяется уровнем развития и интенсивностью общественно-политических про­цессов, структурой правящей элиты, механизмом ее формирования, состоянием свобод и прав человека в обществе, состоянием отношений с бюрократией (чиновничий аппарат), господствующим в обществе типом легитимности, развитостью общественно-политических традиций, доминирующим в обществе политическим сознанием и поведением.

Смена политической системы, как правило, приводит к смене политического режима, что и произошло в России в 1917 году.

Цель работы – изучить авторитарный политический режим.

4. Выявить сущность и отличительные черты политического авторитаризма. Рассмотреть разновидности авторитарных режимов.

5. Проанализировать сильные и слабые стороны авторитаризма. Изучить реформаторские возможности современных авторитарных режимов.

6. Описать нынешний российский политический режим, указать конкретные проявления черт авторитарного и демократического режимов в функционировании современной российской политической системы.

Методы исследования — библиографический, монографический, контент-анализ.

1.Сущность и отличительные черты политического

авторитаризма. Разновидности авторитарных режимов

В настоящее время в большинстве современных стран мира установи­лись авторитарные политические по­рядки. Причем немало ученых как в прошлом, так и в настоящем весьма позитивно оценивали и оцени­вают данный тип организации власти. Так, еще в XVIII в. француз­ские мыслители Ж. де Местор и Л. де Бональд, рассматривая авторитет как стержень государственного порядка, видели в нем альтерна­тиву хаосу, способ установления равновесия между борющимися в обществе группами. Кортес видел в авторитарном полити­ческом порядке, обеспечивающем святость повиновения, условие спло­ченности нации, государства и общества. О. Шпенглер также считал, что, в отличие от либерализма, порождающего анархию, авторита­ризм воспитывает дисциплину и устанавливает в обществе необходи­мую иерархию. Многие ученые и политики рассматривают данный тип властвования (как, например, И. Ильин, в виде «авторитарно-воспитывающей диктатуры») в качестве наиболее оптимальной фор­мы политического обеспечения перехода отсталых стран к современ­ной демократии.

Богатство и разнообразие авторитарных политических систем, по сути являющихся промежуточным типом между демократией и тота­литаризмом, обусловили и ряд универсальных, принципиальных от­личительных черт этих политических порядков.

В самом общем виде за авторитаризмом закрепился облик систе­мы жесткого политического правления, постоянно использующей принудительные и силовые методы для регулирования основных со­циальных процессов. В силу этого важнейшими политическими ин­ститутами в обществе являются дисциплинарные структуры государ­ства: его силовые органы (армия, полиция, спецслужбы), а равно и соответствующие им средства обеспечения политической стабильно­сти (тюрьмы, концентрационные лагеря, превентивные задержания, групповые и массовые репрессии, механизмы жесткого контроля за поведением граждан). При таком стиле властвования оппозиция ис­ключается не только из сферы принятия решений, но и из полити­ческой жизни в целом. Выборы или другие процедуры, направленные на выявление общественного мнения, чаяний и запросов граждан, либо отсутствуют, либо используются сугубо формально.

Блокируя связи с массами, авторитаризм (за исключением своих харизматических форм правления) утрачивает возможность исполь­зования поддержки населения для укрепления правящего режима. Однако власть, не опирающаяся на понимание запросов широких социальных кругов, как правило, оказывается неспособной созда­вать политические порядки, которые выражали бы общественные зап­росы. Ориентируясь при проведении государственной политики толь­ко на узкие интересы правящего слоя, авторитаризм использует в отношениях с населением методы патронирования и контроля над его инициативами. Поэтому авторитарная власть способна обеспе­чить лишь принудительную легитимность. Но столь ограниченная в своих возможностях общественная поддержка сужает для режима воз­можности политического маневра, гибкого и оперативного управле­ния в условиях сложных политических кризисов и конфликтов [3, c.82].

Устойчивое игнорирование общественного мнения, формирова­ние государственной политики без привлечения общественности в большинстве случаев делают авторитарную власть неспособной со­здать какие-либо серьезные стимулы для социальной инициативы населения. Правда, за счет принудительной мобилизации отдельные ре­жимы (например, Пиночет в Чили в 70-х гг.) могут в короткие исто­рические периоды могут вызывать к жизни высокую гражданскую активность населения. Однако в большинстве случаев авторитаризм уничтожает инициативу общественности как источник экономичес­кого роста и неизбежно ведет к падению эффективности правления, низкой хозяйственной результативности власти.

Узость социальной опоры власти, делающей ставку на принужде­ние и изоляцию общественного мнения от центров власти, проявля­ется и в практическом бездействии идеологических инструментов. Вме­сто систематического использования идеологических доктрин, спо­собных стимулировать общественное мнение, обеспечивать заинтересованное участие граждан в политической и социальной жиз­ни, авторитарно правящие элиты в основном используют механиз­мы, направленные на концентрацию своих полномочий и внутриэлитарное согласование интересов при принятии решений. В силу этого главными способами согласования интересов при выработке государ­ственной политики становятся закулисные сделки, подкуп, келей­ный сговор и другие технологии теневого правления.

Дополнительным источником сохранения такого типа правления является использование властями определенных особенностей мас­сового сознания, менталитета граждан, религиозных и культурно-региональных традиций, которые в целом свидетельствуют о доста­точно устойчивой гражданской пассивности населения. Именно мас­совая гражданская пассивность служит источником и предпосылкой терпимости большинства населения к правящей группировке, усло­вием сохранения ее политической устойчивости.

Однако систематическое применение жестких методов полити­ческого управления, опора властей на массовую пассивность не ис­ключают определенной активности граждан и сохранения их объеди­нениям некоторой свободы социальных действий. Свои (пусть скромные) прерогативы и возможности влияния на власть и проявления активности имеют семья, церковь, определенные социальные и эт­нические группы, а также некоторые общественные движения (проф­союзы). Но и эти социальные источники политической системы, дей­ствующие под жестким контролем властей, не способны породить сколько-нибудь мощные партийные движения, вызвать массовый по­литический протест. В подобных системах правления существует ско­рее потенциальная, чем реальная оппозиция государственному строю. Деятельность оппозиционных групп и объединений больше ограни­чивает власть в установлении ею полного и абсолютного контроля за обществом, нежели пытается реально корректировать цели и задачи политического курса правительства.

Авторитарные режимы формируются, как правило, в результате госу­дарственных переворотов или «ползучей» концентрации власти в руках ли­деров или отдельных внутриэлитарных группировок. Складывающийся та­ким образом тип формирования и отправления власти показывает, что ре­ально правящими силами в обществе являются небольшие элитарные группировки, которые осуществляют власть либо в форме коллективного господства (например, в виде власти отдельной партии, военной хунты), либо в форме режима единовластия того или иного, в том числе харизмати­ческого, лидера. Причем персонализация правящего режима в облике того или иного правила выступает наиболее часто встречающейся формой орга­низации авторитарных порядков.

Но в любом случае главной социальной опорой авторитарного режима, как правило, являются группы военных («силовиков») и госбюрократия. Однако, эффективно действуя в целях усиления и монополизации власти, они плохо приспособлены для обеспечения функций интеграции государства и общества, обеспечения связи на­селения с властью. Образующаяся в результате дистанция между ре­жимом и рядовыми гражданами имеет тенденцию к увеличению.

В настоящее время наиболее существенные предпосылки для воз­никновения авторитарных режимов сохраняют переходные общества. Как отмечает А. Пшеворский, «авторитарные соблазны» в обществах этого типа практически неискоренимы. Осознание повседневных труд­ностей вызывает искушение у многих политических сил «сделать все прямолинейно, одним броском, прекратить перебранку, заменить политику администрированием, анархию – дисциплиной, делать все рационально». Например, в современном российском обществе склонность к авторитарным методам правления постоянно подпитывается потерей управляемости общественными преобразованиями, фрагментарностью реформ, наличием резкой поляризации сил на политическом рынке, распространением радикальных форм протес­та, являющихся угрозой целостности обществу, а также не сложив­шимся национальным единством, распространенными консерватив­ными представлениями, массовым желанием быстрого достижения социальной эффективности.

Обобщая и систематизируя истори­ческий опыт функционирования ав­торитарных систем и режимов, мож­но выделить наиболее устойчивые структурные особенности органи­зации этого типа власти. Так, в институциональной сфере авторитаризм отличается прежде всего организационным закреплением власти уз­кой элитарной группировки (или лидера). Соперничество конкуриру­ющих элитарных группировок за власть, как правило, осуществляет­ся в форме заговоров, путчей, переворотов. Стремление власть пре­держащих утвердить свое положение подкрепляется полным доминированием структур исполнительной власти над законодатель­ной и судебной. Недооценка и игнорирование представительных ор­ганов, означающая разрыв государства с интересами широких соци­альных слоев, обусловливает низкий уровень гражданской самодея­тельности и слабость горизонтальных связей внутри общества. Такое постоянное усечение механизмов представительства интересов насе­ления сокращает социальные источники власти и способы ее легитимизации, в конечном счете предопределяя и слабость вертикальных «стволов» власти.

Политический плюрализм в политических системах авторитарно­го типа строго дозирован. Множественность политических сил ини­циируется властями и не способна вызвать угрозу сложившимся по­рядкам. В то же время концентрация в руках собственных прав и пол­номочий практически означает полное устранение оппозиции с политической арены. Жесткий стиль властвования не дает возможно­сти институциализировать компромисс в политической жизни, на­ладить поиск консенсуса при принятии государственных решений.

С нормативной точки зрения авторитаризм отличается постоян­ным и преимущественным использованием силовых методов регули­рования социальных: и политических конфликтов. Как указывает X. Линц, для этого типа власти характерна четко очерченная компе­тенция властей и их функций во вполне предсказуемых границах. Пра­вила игры строго поддерживают господство одной группы. Концент­рация власти предполагает систематическое использование по пре­имуществу закрытых от общественности способов принятия решений, стремлением поставить под контроль основные формы обществен­ной самодеятельности, в том числе в экономической сфере. Ввиду того что в таких обществах, как правило, складываются политичес­кие отношения сверх богатых и сверх бедных слоев населения, власть характеризуется высоким уровнем нестабильности.

В информационно-коммуникативной сфере для авторитаризма ха­рактерен низкий статус идеологических способов удержания и ук­репления власти, засилие односторонних каналов в основном офи­циального информирования общества. На информационном рынке полностью доминируют проправительственные СМИ, отсутствуют свобода слова, гарантии равной конкуренции. В общественном мне­нии, в силу осознания широко распространенной коррупции и про­дажности властей, складываются мощные настроения пассивности и разочарованности во власти.

Среди множества авторитарных по­рядков можно выделить следующие их основные типы: партийные, кор­поративные, военные, национальные и режимы личной власти.

Особенность партийных режимов заключается в осуществлении монопольной власти какой-либо партией или политической группи­ровкой, не обязательно формально представляющей институт партии. Чаще всего это однопартийные режимы, но к ним могут быть отне­сены и формы правления аристократических (Марокко, Непал) или семейных (Гватемала) групп, а также правление первых лиц государ­ства с их сплоченными политическими «командами» (Белоруссия). Обычно такие режимы либо устанавливаются в результате револю­ций, либо навязываются извне (как, например, в послевоенных ус­ловиях в странах Восточной Европы, где были установлены комму­нистические режимы с помощью СССР). Но в отдельных случаях ре­жимы этого типа могут представлять собой и результат эволюции легитимного режима.

Военные режимы, как правило, возникают в результате перево­ротов, заговоров и путчей. Наибольшее число примеров установле­ния военных режимов дали страны Латинской Америки, Африки, а также Греция, Пакистан, Турция. Такие политические порядки от­личаются подавлением значительной части политических и граждан­ских свобод, широким распространением коррупции и внутренней нестабильностью. Государственные ресурсы используются в основ­ном для подавления сопротивления, снижения социальной активно­сти граждан. Заданные правила игры поддерживаются угрозами и при­нуждением, не исключающим использование физического насилия.

Модели национального авторитаризма возникают в результате до­минирования в элитарной группировке национальной или этничес­кой группы. В настоящее время такие системы характерны для ряда стран на постсоветском пространстве (Узбекистан, Туркменистан, Казахстан). Они еще не обрели законченности, но уже явно демонст­рируют стремление создать социальные и политические преимуще­ства представителям одной группы населения, этнизировать органы государственной власти, представить активность инонациональных групп населения как политическую оппозицию. В этих странах прово­дится негласная политика вытеснения инонациональных групп. В то же время в ряде стран отдельные круги оппозиции (в основном кон­куренты в этнически господствующей среде) скатываются к приме­нению методов политического террора. Отсутствие многих механиз­мов, способствующих либо ужесточению власти правящего режима, либо, напротив, сохранению баланса политических сил, вызывает особую нестабильность, чреватую возможностью обвального разви­тия событий.

Корпоративные режимы олицетворяет собой власть бюрократи­ческих, олигархических или теневых (неформальных, криминальных) группировок, совмещающих власть и собственность и на этой основе контролирующих прйцесс принятия решений. Государство становит­ся прибежищем сил, которые используют прерогативы официальных органов для защиты своих узкогрупповых интересов. Экономическим основанием такой системы власти является разветвленная в госуп­равлении система квот, разрешительный порядок регистрации пред­приятий, отсутствие контроля за деятельностью государственных слу­жащих.

Наиболее распространенной экономической предпосылкой кор­поративного авторитаризма является госпредпринимательство, в ре­зультате которого чиновники получают огромные личные доходы. Го­сударственные институты, обладающие формальными правами, не могут противостоять этим группам, контролирующим принятие ре­шений и девальвирующим значение легитимных каналов участия на­селения во власти. Корпоративное перераспределение ресурсов, как правило, исключает политические партии и другие специализиро­ванные группы интересов из процесса принятия решений.

В настоящее время в российском обществе складывается олигар­хически-корпоративный тип политической системы, при которой вли­яние на рычаги власти имеют представители наиболее богатых кру­гов общества, крупного капитала. По официальному признанию вла­стей, теневые, криминальные структуры контролируют уже более половины государственной экономики и частного сектора. Причем процесс срастания власти и криминала продолжается. Корпоратив­ные принципы отношений элитарных групп качественно снизили влияние на власть идеологически ориентированных ассоциаций (партий), представляющих интересы различных широких слоев насе­ления [7, c.112].

Режимы личной власти (Индия при И. Ганди, Испания при Фран­ко, Румыния при Чаушеску) персонализируют все политические отношения в глазах общественного мнения. Жесткий характер прав­ления в сочетании с определенными традициями некритического восприятия власти нередко дает экономический эффект, приводит к активизации населения и росту легитимности режима. Однако такая система власти нередко провоцирует политический террор со сторо­ны оппозиции.

2. Сильные и слабые стороны авторитаризма. Реформаторские

возможности современных авторитарных режимов

В конце 80-х начале 90-х гг. значительно возрос научный и политический интерес к авторитаризму в связи с крахом преимущественно тоталитарных политических систем в большинстве коммунистических государств мира. Попытки многих из них, в том числе России, быстро ввести демократию без наличия для нее общественных предпосылок не увенчались успехом и повлекли за собой многочисленные разрушительные последствия. Авторитаризм иногда определяется как способ правления с ограниченным плюрализмом. Он вполне совместим с экономическим, социальным, культурным, религиозным, а частично и с идеологическим плюрализмом. Его воздействие на общественное развитие имеет как слабые, так и сильные стороны. «К числу слабых относится полная зависимость политики от позиции главы государства или группы высших руководителей, отсутствие у граждан возможностей предотвращения политических авантюр или произвола, ограниченность институтов артикуляции политического выражения общественных интересов» [9, c.76].

В то же время авторитарная политическая система имеет и свои достоинства, которые особо ощутимы в экстремальных ситуациях. Авторитарная власть обладает высокой способностью обеспечивать политическую стабильность и общественный порядок, мобилизовывать общественные ресурсы на решение определенных задач, преодолевать сопротивление политических противников.

Все это делает ее достаточно эффективным средством проведения радикальных общественных реформ.

В современных условиях постсоциалистических стран «чистый» авторитаризм, не опирающийся на активную массовую поддержку и некоторые демократические институты, едва ли может быть инструментом прогрессивного реформирования общества и способен превратиться в криминальный диктаторский режим личной власти, не менее разрушительный для страны, чем тоталитаризм.

Поэтому сочетание авторитарных и демократических элементов сильной власти и ее подконтрольности гражданам – важнейшая практическая задача на пути конструктивного реформирования общества.

Демократически ориентирующиеся авторитарные режимы не долговечны. Их реальной перспективой является более устойчивый в современных условиях тип политической системы – демократия.

Таким образом, авторитаризм имеет сильные и слабые стороны.

· сравнительно высокая способность обеспечивать политическую стабильность и общественный порядок,

· мобилизировать общественные ресурсы на решение определённых задач,

· преодолевать сопротивление политических противников.

Т. е. авторитаризм — эффективное средство проведения радикальных общественных реформ.

· полную зависимость политики от позиции главы государства или группы высших руководителей,

· отсутствие у граждан возможностей предотвращения политических авантюр или произвола,

· ограниченность институтов артикуляции, политического выражения общественных интересов.

3. Нынешний российский политический режим часто квалифицируют как переходный от авторитаризма к демократии. Укажите конкретные проявления черт авторитарного и демократического режимов в функционировании современной российской политической системы

Функционирующая в России общественно-политическая система во многом не отвечает общепринятым критериям демократии, важнейшие из которых — репрезентативность (представительность) власти и ее ответственность перед обществом, наличие действенного общественного контроля за властью. Ана­литики характеризуют эту систему терминами «автори­тарная демократия», «режимная система», связывая ее воз­никновение со слабостью государства и незрелостью граж­данского общества.

Д. Истон выделял три объекта поддержки управления: политическое сообщество, режим, власть (правительство). При этом режим определяется как регламентированный метод определения политических отношений. Эта концепция режима включает методы назначения правительств, механизмы формального и неформального представительства и модели принуждения.

Особенностью современного развития России является возникновение режима, для которого интересы государства и общества не совпадают. Это означает, что общественная власть на этом этапе не имеет эффективной политической структуры. Такой режим политологи называют гибридным или переходным. Обладая признаками демократии, он еще не является демократическим.

Россия получила в наследство правление коммунистической партии и ограниченную автономию в составе Советского государства. В результате сложилась ситуация, когда в государственных структурах выражаются не интересы партий, а социально-экономических групп, имеющих непосредственный доступ к политической власти. В российском обществе происходила борьба между требованиями суверенитетов субъектами федерации, отсутствовало разделение между экономическими и политическими иерархиями. Политика осуществлялась через структурированные, хотя и неформальные взаимоотношения. В итоге складывается ситуация, когда формальные процедуры демократии скрывают опасный для общества торг между реальными политическими и экономическими факторами.

Напряжение между государством и политическим режимом является также напряжением между формальными и неформальными политическими отношениями, между законом и политикой, между институционализированной и персонифицированной политической властью. За формальным фасадом демократической политики, проводимой на уровне государства, режим считал себя в основном свободным от подлинно демократической отчетности и контроля со стороны общества. Систему, сложившуюся при Б. Ельцине можно назвать «режимно-государственной», при которой в центре режима находился президент с большим объемом полномочий. Результатом такой политической практики явилось ослабление государства, не способного утвердить принципы конституциональной независимости политической системы от существующего режима.

Политическая власть, осуществляемая в России, не использует методы традиционного авторитаризма, а имеющий место политический режим не может себя изолировать от некоторых черт современной либеральной демократической политики таких, как критика со стороны СМИ, парламентский надзор, а также выборов. В то же время политика 1990-х гг. основывалась на классических постулатах либеральной демократии и рыночной экономики, и имела двоякий характер: отсталая командное управление старого типа и бюрократическое регулирование экономики (отсюда огромные возможности у элиты для получения выгод и доступа к власти); и передовая, направленная на подлинное разделение властей, отделение политики от экономики, подчинение политики закону и свободные выборы. Не препятствуя дальнейшему развитию демократии, власть воспроизводила практику прошлого, хотя и в радикально новых формах. Рождающаяся новая общественно-политическая реальность несет в себе сложный сплав частично преодоленных, а частично преобразованных традиций прошлого. Эти особенности характеризуют неизбежный переходный период, так как для становления действительного демократического режима важна не просто политизация, сопровождающаяся конфликтами, а действительная поляризация и борьба активных политических сил: только тогда стороны смогут заключить пакт, обеспечивающий дальнейшее разрешение конфликтов в обществе согласительными методами.

Политическая интеграция в постсоветской России происходит на уровне режима, а не на уровне политической системы. Политическая система регулируется конституционными нормами, законами, судебными решениями, а режим действует в зависимости от личных связей, покровительства и попытками сохранить свою автономию. Политические институты создаются, но политические процессы остаются не институционализированными, так как в их основе лежат личные связи [6, c.172].

Чем более институционализирована политическая система, тем более упорядочено государство, которое угрожает гибридному, относительно автономному режиму. Таким образом, кризис российского государства, помимо прочих факторов, был частично вызван возникновением постсоветского режима. Легитимность режима основывается не на том, чем режим является, а на том, что он представляет. В России форма проведения реформ подорвала значительную часть их содержания.

Политический режим 1990-х гг. имел двоякую направленность: с одной стороны, стремление к демократии, международной интеграции (вступление в Совет Европы в 1996 году), менее бюрократизированной и подлинно рыночной экономике; с другой стороны, он унаследовал, продолжил и даже развил многие черты прошлого.

Корнями постсоветского политического режима являются, с точки зрения исследователей, особенности российской политической культуры – патернализм, этатизм и т. д. Особенность заключается также в том, что неформальные отношения (в настоящее время в значительной мере формализованные) стали новым политическим порядком.

Экономика в России развивается по рыночным законам в отсутствии эффективно функционирующей рыночной системы.

Политика лидерства в центре, воспроизводимая в различных формах в субъектах федерации, имеет в своей основе структуры старой элиты и нарождающегося социально-экономического порядка. Такой режим не является волюнтаристским правлением, он функционирует в соответствии с логикой дворцовой политики, совмещенной со сложностями современной экономической системы.

Решительным шагом на пути к демократии является переход власти от группы людей к набору правил. Р. Даль, давая характеристику демократического государства, говорит, что главное – это свободные альтернативные выборы для избрания политических представителей, основные гражданские права и ясно обозначенные «правила игры», защищающие эти основные свободы.

Двойное лицо российской политики отражает напряжение, существующее между принципами функциональности (общественной целесообразности) и законности (демократии). В какой-то момент эти два принципа совпадут и станут взаимоподдерживающими, хотя остаточное напряжение сохраняется и это является большим достижением либерально-демократических реформ. Сосуществование режимной системы и демократического режима является непростым. С одной стороны, режимная система является глубоко авторитарной и стремится изолировать себя от эффективного демократического контроля (принцип функциональности); с другой стороны, для достижения законности и устойчивости режимная система использует демократические институты, такие как выборы и другие формы привлечения общественной поддержки. Выборы сохраняют потенциал для превращения демократии из режимной в реальную. Голоса избирателей являются важнейшим ресурсом режимной системы. В сегодняшней России ни один политик не может построить или завоевать власть без использования голосов в качестве ресурса. Если бы существовал политический потенциал авторитарного ресурса, им бы, несомненно, воспользовались.

Это сосуществование режимной политики и демократического режима создает институты, которые формально являются демократическими, но несут ответственность только перед самими собой. В то же время институты демократии (парламент, суды и сама федеральная система) сохраняют способность независимого функционирования и являются фундаментом перехода к демократическому режиму.

Режимная политика обусловлена ограниченной политической активностью общества, что подорвало общее представление о демократизации, которая трансформирует активную гражданскую позицию в массовую демократию. Нынешние политические партии заняты тем, что осуществляют связи с элитой и мобилизуют идеологические и политические ресурсы на межэлитную борьбу. В ходе их развития коммуникативные функции возьмут на себя представители общественных объединений в нарождающемся гражданском обществе. Кроме этого, по мере развития рыночных отношений, предприниматели сами добиваются большей независимости от бюрократии для защиты своих личных и имущественных прав в рамках независимой системы законов. Средний класс по мере своего развития также будет стремиться обеспечить свои имущественные права и личные свободы в системе законов. В результате укрепления законности режимная система постепенно уступает место демократическому режиму. Для его установления необходимо, чтобы противостояние оппонентов завершилось добровольным принятием всеми сторонами демократических норм и ценностей и согласием институализировать свои интересы в рамках новой политической системы.

В современной России еще сохранились некоторые тоталитарные традиции, имеющие свою специфику. В этой связи принципиальное значение имеет тот момент, что в России промышленная революция была осуществлена за счет превраще­ния всей массы населения в наемных рабочих государства и то­тальной экономии на оплате труда. Эта экономия, или сверхэкс­плуатация, привела к деградации рабочей силы и развитию ее теневого довоспроизводства. В результате качество и количество труда перестали соответствовать потребностям индустриально-информационных технологий.

Сложность реформирования тоталитарной организации в Рос­сии заключается в том, что для ее осуществления необходимо значительно поднять уровень оплаты труда наемной рабочей силы, для чего нужны обширные капиталовло­жения. В то же время для повышения эффективности экономики также необходимы значительные дополнительные инвестиции. Повысить уровень инвестирования экономики для ее модернизации и одно­временно повысить оплату труда всей массе наемных работников без больших иностранных капиталовложений невозможно. Поэтому для реформируемой России требуется новая и мощная система мобилизации наемного персонала, который должен ра­ботать лучше, чем при социализме, за значительно меньше доре­форменной оплату труда.

В то же время многие противоречия, возникшие еще в эпоху социализма, не разрешены. Идет очень жесткая борьба за статус в высших эшелонах власти. Ослабли контрольные функции власти, что позволяет элите решать свои корпоратив­ные проблемы за счет общества. Однако вариант возврата к тота­литаризму вряд ли возможен, даже в случае выхода из-под кон­троля государственной власти. Но неустойчивость этой ситуа­ции, сложность социально-политической обстановки затрудняют процессы демократизации России и создают условия для усиле­ния в стране авторитаризма.

Политический режим совре­менной России может быть охарактеризован как демократиче­ский с устойчивыми авторитарно-олигархическими чертами и элементами политического корпоративизма. Авторитар­ность заложена в традициях российского общества. В современ­ных условиях тоска по «сильной руке» усиливается ходом и на­правленностью реформ, за которые подавляющему большинству населения приходится платить слишком большую цену. В резуль­тате реформ образовался в стране огромный разрыв между бога­тыми и бедными, что при отсутствии стабилизирующего «средне­го класса» ведет к росту авторитарных настроений (по данным правительства на 1.02.2004г. разница в доходах 10% самых богатых и 10% самых бедных людей в России составляет 14,1 раза. В развитых государствах разрыв составляет 4-7 раз. При разнице в доходах в 7 раз в социально-экономической сфере начинают происходить качественные изменения, свидетельствующие о необратимости перемен).

В ходе приватизационной политики, проводимой в 1990-х гг., значительная часть государственной собственности оказалась в руках малочисленных, но могущественных финансово-промыш­ленных групп, монополизирующих средства массовой информации и рас­пространяющих свое влияние на политику исполнительной и за­конодательной ветвей власти. Тем самым эти «империи» превра­тили существующий режим в корпоративно-олигархический.

Усиление авторитарных тенденций в политическом режиме России обусловлены принятой в 1993 г. Конституцией, в которой перераспределение полномочий явно смещено в сторону испол­нительной власти, и особенно президента. Реальных рычагов воздействия на реальную его политику у других ветвей власти практически нет.

Усилению авторитарных тенденций способствуют такие факторы, как:

— перманентный рост преступности;

— нестабильность ситуации внутри правящих элит;

Надо отметить, что тенденции к авторитаризму усиливаются, когда перед обществом стоят качественно новые задачи, требую­щие времени и большого напряжения всех социальных ресурсов.

С другой стороны, в современной России все отчетливее проявляются характерные черты де­мократии: строятся основы правовой государственности и созда­ются устои гражданского общества; власть на федеральном и местном уровнях выбираема и сменяема; действуют механизмы непосредственной демократии (референдумы), существует систе­ма разделения властей в государстве; гарантированы основные права человека (свобода совести, слова, собраний, организаций и пр.), реально действует политическая оппозиция, в том числе и «непримиримая»; формально судебные органы независимы от властных; нет ведущей идеологии и политической партии; в экономике складывается свободный и конкурентный рынок при многообразии форм собственности; существует внешняя независимость (политическая и идеологическая) средств массовой информации и коммуникации.

Для усиления в России демократических тенденций необходимо проведение реформ, имеющих положительный результат для большинства людей: реформа административно-государственного аппарата, создание условий для эффективного функционирования мелкого и среднего бизнеса, пенсионная реформа и т. д.

Следует отметить, что наряду с тенденцией к авторитаризму и олигархизации власти действует и противопо­ложная тенденция — укоренения в общественном сознании общедемократических ценностей. По данным Института социологического анализа, от 67 до 98% населения разде­ляют ценности, нехарактерные для традиционной этатистской политической культуры России: свобода необходи­ма российским гражданам не меньше, чем людям Запада; жизнь человека является самой большой ценностью; за­кон обязателен для каждого — от президента до простого человека; частная собственность священна и неприкосно­венна; государство тем сильнее, чем выше благосостояние населения.

Ввиду неэффективности российской власти растет чис­ло сторонников внесения в Конституцию таких изменений, которые позволяли бы реформировать политическую сис­тему путем перераспределения полномочий в пользу Госу­дарственной Думы, правительства и премьера. Независи­мо от политических ориентаций многие из них выступают за предоставление парламентскому большинству права фор­мирования правительства и контроля за его деятельностью [3, c.112].

В отсутствие массового среднего класса, влиятельных самостоятельных партий и независимого от власти местного самоуправле­ния перспективы демократической трансформации автори­тарно-олигархической системы во многом зависят от двух факторов — от наличия в самой правящей элите влиятель­ных групп, заинтересованных в демократизации страны, и от воздействия такого нового феномена, как формирую­щееся «транснациональное гражданское общество».

Следует также отметить, что здоровый государственный кон­серватизм, помноженный на гражданский консенсус, — это те ценности, приоритет которых для современной России безусло­вен в плане демократизации ее политического режима.

Вектором развития политической власти в современной России в последние годы стала политика центризма. Независимо от ее идеологической направленности она способствует минимизации политических конфликтов, помогает использовать политический потенциал всего общества, поддерживать стабильные отношения между элитарными слоями и гражданами.

1. Бажанов демократии // Вестник Моск. ун-та. Сер. 18. Социо­логия и политология. 2007. № 1.

2. , Миронов и посттоталитарное общество // Социально-политический журнал. 2008. №2.

3. Рост авторитарных установок и политическое развитие совре­менной России // Мировая экономика и международные отношения. 2005. №11.

4. , Малько -правовые режимы: актуальные аспек­ты // Общественные науки и современность. 2007. № 1.

5. Мельвиль транзит в России – сущностная неопределенность процесса и его результата // Космополис. М., 2007.

6. Посткоммунистическая демократия в России: основания и особен­ности // Вопросы философии. 2006. № 6.

7. Конституционная и тоталитарная тенденции в России: противо­борство продолжается // Вестник Моск. ун-та. Сер. 12. Политические науки. 2007. №4.

8. Политология в вопросах и ответах: Учебное пособие для вузов / Под ред. проф. . М., 2007.

9. Пуляев в историческом пространстве. Теоретический очерк. Вып.2. СПб., 2006.

10. Переходы к демократии: попытка динамической модели // Полис. 2006. №5.

11. Российская историческая политология. Курс лекций: Учебное пособие / Отв. ред. . Ростов н/Д, 2008.

12. Режимная система и гражданское общество в России // Полис. 2007. №1.

13. Соловьев : Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. М., 2007.