Глава 14

0
48

У демократии есть лишь один серьезный враг — это авторитарный правитель, но только в том случае, если правитель этот добрый и справедливый.

Оскар Уайльд. Вера, или Нигилисты.

Ада сидела в своей маленькой уютной гостиной на третьем этаже резиденции даханавар. Она предпочла бы жить ниже уровня земли, но подходящего помещения там не нашлось. Впрочем, девушка была не привередлива и легко приспосабливалась к любому новому месту.

Стигнесса устроилась в кресле напротив окна, закрытого шелковым экраном с изображением тонких цветов и летящих птиц. Придвинула ближе столик и разложила на нем рабочие инструменты. Тихонько напевая себе под нос песенку без слов, Ада окунала беличью кисть в склянку с прозрачным лаком и осторожно наносила его на почти готовое изделие. Состав, придуманный ею лично, издавал слабый аромат хвои и застывал почти мгновенно.

О подоконник стучал холодный весенний дождь со снегом. За стеной слышались приглушенные голоса. Один из них, глуховатый и властный, принадлежал Стэфании — новой главе клана. Ей отвечали взволнованно и торопливо. Девушка пожала плечами. «Соседи» то ли бурно выясняли отношения, то ли мирно обсуждали сложности заклинания. Как успела заметить Ада, даханавар в большинстве своем были довольно эмоциональны. Особенно молодые. Видимо, сказывалась специфика магии клана.

За несколько дней жизни здесь кадаверциан успела познакомиться почти со всеми. Они сами спешили посмотреть на одну из некромантов, но не находили в невысокой миловидной девушке ничего инфернально-потустороннего. В итоге юные даханавар испытали легкое разочарование, но начали относиться к ней спокойнее и дружелюбнее.

Ада сама понимала, что лишена некротического обаяния Кристофа, снежной красоты Доны, опасной привлекательности Кэтрин и даже магнетизма ее собственного учителя. Но это не огорчало девушку. Зато с ней всем было легко, уютно, комфортно. Ее общество расслабляло и успокаивало.

Как говорил когда-то Вольфгер — у Смерти много обличий. Одно из них — милая женщина, приносящая утешение и покой…

«Ада! — прозвучал у нее в голове требовательный голос Адриана. — У тебя все в порядке?»

— За прошедшие полчаса ничего нового не произошло, — ответила она вслух, отодвигая подставку, чтобы полюбоваться почти законченной работой.

«Хорошо. Но если что-нибудь случится…»

— Ты узнаешь об этом первым, — отозвалась девушка, и ненадолго успокоенный учитель «удалился».

Стигнесса улыбнулась, снова возвращаясь к работе, но спустя минуту за ее спиной послышались быстрые шаги, и звонкий голос Нолы — ученицы Стэфании — произнес:

— Ада, мы уже активировали все охранные заклинания. Я хотела узнать, тебе не нужно… — Она запнулась и через мгновение спросила с недоумением и глубочайшим отвращением: — Что это?!

Стигнесса обернулась и увидела, что Нола не одна. Ее подруга — белокурая Ютта, хлопая белыми, словно крылья бабочки-капустницы, ресницами, смотрела на гостью с не меньшим удивлением.

— Будущий экспонат Дрезденского музея, — дружелюбно ответила стигнесса, помешивая лак. — Я должна была отослать его на прошлой неделе, но не успела закончить.

— Человеческий череп?! — с возмущенным недоумением воскликнула Нола.

— Идеальный череп, — поправила ее кадаверциан. — Посмотри, какие гармоничные пропорции. Каким изумительно красивым должно было быть лицо, если череп настолько совершенен.

— Странные у тебя представления о красоте, — прохладно заметила ученица Стэфании.

— Я мастер по созданию стигонитов. А чтобы сделать идеальное существо, нужно уметь видеть.

Нола нахмурилась, явно не желая вникать в тонкости магии некромантов. Ютта же, как создание более молодое и менее зашоренное, с интересом посмотрела на череп, склонив голову к плечу, обтянутому белой кофточкой. В ее прозрачных серых глазах мелькнуло понимание.

— Что это за музей? — спросила она.

— Я читала о нем, — ответила Нола, тряхнув черными кудрями. — У них огромная коллекция тел со всевозможными уродствами, аномалиями в развитии… Ну и черепа тоже.

В дверь постучали, и прежде чем стигнесса успела ответить, в комнату заглянул Николас. Насколько помнила девушка, он был учеником Марты — пятой по силе даханавар после Фелиции. И, так же, как и его родственницы, парень заинтересовался черепом.

— Доброй ночи, Аделина. Ух ты! Это чей?

— Не того, о ком ты подумал, — рассмеялась Ютта.

— А жаль! — заявил тот с театральным пафосом, опустился на второе кресло и вытянул длинные ноги. — Ада, если вам понадобится еще один образец, у меня есть подходящая кандидатура.

— Опять Берт? — скептически хмыкнув, осведомилась Нола, присаживаясь на подлокотник.

— Именно. Знаешь, что он сказал мне сегодня?

— Неужели что-то новое? — Ютта устроилась на ковре напротив друзей, скрестив ноги.

И даханавар принялись непринужденно болтать, словно забыв о присутствии стигнессы. Впрочем, несмотря на свою кажущуюся легкомысленность, в ее присутствии никто из них никогда не обсуждал важные дела клана и не задавал вопросов о некромантах.

— Не обращай внимания. — Нола стряхнула несуществующую соринку с рукава своего пушистого сиреневого свитера. — Берт считает всех неучами, а с тех пор как Леди…

Она замолчала, словно осекшись, но Ада поняла, о какой именно Леди девушка говорит. Даханавар помолчали, и стигнессе показалось, что она ощущает уныние, на мгновение охватившее их. Об уходе Фелиции они тоже не говорили, пытаясь сделать вид, что не произошло ничего особенного. Но это получалось не очень хорошо.

Как поняла стигнесса, с появлением новой Первой старейшины жизнь клана сильно изменилась. Стэфания ввела жесткие правила, выполнение которых требовалось от каждого. Начиная от времени возвращения учеников из города в родное гнездо (кстати, еще и не всем даханавар разрешалось теперь покидать убежище) и заканчивая ежевечерними проверками защитных заклинаний, наложенных на здание.

Она взяла под контроль все стороны жизни семьи, и ученики, которым при Фелиции давалось гораздо больше воли, чувствовали себя немного ущемленными в правах.

— Такое ощущение, будто мы со дня на день ждем нападения, — проворчал Николас, которого Стэфания не отпускала в город, велев уделять больше времени тренировке боевых заклинаний. — Чувствую себя, как в казарме. Скоро будем ходить строем, словно нахтцеррет.

— Вы привыкнете, — сказала Ада, покрывая лаком височную кость черепа. — Мы жили так очень долго. Всю войну с Лудэром.

Даханавар переглянулись, однако ничего не ответили.

— К тому же сила вашего клана не в отдельных личностях, как у нас или фэриартос. Вы сильны все вместе. Поэтому Стэфания права, вам, действительно, лучше не разъединяться.

— Наша милая гостья сравнивает наш клан с пчелиным роем, — саркастически пояснил Николас Ютте.

— Хорошо хоть не с осиным, — улыбнулась та.

— Осы одиночки, — заметила Нола. — Так же, как и они. — Она указала на Аду.

Юноша открыл было рот, чтобы добавить еще какое-то замечание, но вдруг пол в комнате мягко качнулся. На столе задребезжала склянка с лаком, череп подпрыгнул на своей подставке, звякнуло оконное стекло. И тут же Ада почувствовала обжигающий огонь. Его источники вспыхнули справа… затем слева, и внизу, под ногами.

— Это асиман! — воскликнул Николас, вскакивая.

Где-то в глубине здания завыла сирена…

Ада сжала руки в кулаки, чувствуя, как начинает пробуждаться сила, спящая в ней. Череп снова подпрыгнул на подставке и взлетел в воздух. Вокруг него заклубился зеленый свет.

Ютта что-то тихо пискнула. Нола прижала ладонь к виску, и ее взгляд на мгновение стал отсутствующим.

— Да, Стэф, — пробормотала она. — Мы с Адой… да, я помню. Правое крыло здания.

Несмотря на постоянные замечания по поводу урезания их свободы, все даханавар уже давно были готовы к войне. Каждый знал, что и где он должен делать в момент внезапного нападения.

Стигнесса прошептала заклинание, и бесформенное свечение посреди комнаты сгустилось, превращаясь в существо, напоминающее скелет гончей с оскаленными зубами.

«Ада! — зазвучал у нее в голове голос Адриана. — Какого дьявола у тебя там происходит?!»

— У нас гости, — ответила девушка, одновременно отдавая собаке приказ. — Асиман.

Существо устремилось вперед и в прыжке разделилось на три светящихся зеленых силуэта. Они прошли сквозь стену и пропали.

Адриан, чувствующий ее магию, выругался сквозь зубы и спросил:

— Много, — прошептала стигнесса, начиная видеть, что происходит во дворце, глазами своих нематериальных слуг. — Похоже, к нам пожаловал весь клан. Они уже здесь, — сказала она громче юноше и девушкам.

Николас мгновенно выскочил из комнаты, Ютта поспешила за ним.

«Ничего не делай! Никуда не лезь! Не вздумай никого спасать! Как можно дольше держись в стороне! Я сейчас приеду!» — прозвучал в голове Ады приказ Адриана.

— Да. Конечно, — рассеянно отозвалась она.

В коридоре казалось, что в воздухе плывет едва ощутимый запах дыма. Навстречу стигнессе быстро шла новая глава клана, отдающая приказы окружающим ее даханавар.

— Перекройте все коридоры. Асиман в здании, но западни сработали. Марта, Сил, Анна, вы знаете, что делать. Нола, иди к тоннелю левого крыла.

— Я хочу остаться с вами! — воскликнула ее ученица, мельком взглянув на старших даханавар, быстро, но без суеты, расходящихся по своим местам. — Там справятся и без меня.

— Не спорь, — резко перебила ее Леди. И девушка, больше не пререкаясь, бросилась выполнять приказ.

— Как они могли проникнуть внутрь? — спросила Ада, осматривая залы глазами своих магических ищеек.

Стэфания взглянула на стигнессу и ответила коротко:

— Три портала. — Воздух вокруг нее плыл, словно нагретый жаром пустыни. — В трех частях здания. Похоже на магию нософорос.

— Нософорос?! — воскликнула Ада, пытаясь следить одновременно за всеми своими гончими. — Но это невозможно!

Одна из собак увидела пятерых огненных магов в боковом коридоре, ведущем на второй этаж, но, прежде чем ее заметили, ушла прочь сквозь стену.

— Я сказала — похоже на магию нософорос, — отчетливо произнесла Стэфания и больше не стала ничего пояснять.

Едва не срываясь на бег, они торопливо шагали по широкому коридору. С помощью своего магического зрения Ада увидела, как Николас и Ютта бесшумно скользнули за колонны в зале Геракла на втором этаже, пропуская мимо себя группу асиман, и едва последний из пироманов миновал невидимую черту на полу, сверху на них рухнула туманная дымка. Здание содрогнулось. Гончая стигнессы исчезла в мощнейшем магическом выплеске.

— Откуда у вас столько мощи, чтобы так щедро вливать ее в ловушки?

— Ты думаешь, Фелиция ушла, не оставив для гостей ни одного сюрприза? — По суровому лицу Стэфании мелькнула тень улыбки. — Но подожди, ты еще не видела самого главного.

Здание содрогнулось еще раз. Со стены, мимо которой они проходили, сорвалась картина в массивной раме и рухнула на пол, сбив столик с букетом цветов. Глазами второй своей гончей Ада увидела, как нечто нематериально-полупрозрачное упало с потолка, перегораживая длинный светлый зал пополам и отсекая тени в черно-красных одеждах. Послышался крик, и спустя мгновение перед взором Ады было лишь несколько тел, неподвижно лежащих на полу. Вокруг остальных асиман, оставшихся в живых, взметнулось пламя, но карать за гибель товарищей было некого. Зал оставался пустым.

— Материал для некроманта! — невозмутимо пояснила Стэфания, обозревавшая события с помощью своей магии. — Можешь приглашать бетайласов.

— Мне нужно подойти ближе, — отозвалась Ада и добавила: — Похоже, маги слегка растерялись. Видимо, ожидали застать вас врасплох.

Первая Леди коротко кивнула.

— Тебе уже приходилось сражаться? — спросила стигнесса, видя, как женщина одним взмахом руки запечатывает двери, мимо которых они пробегали. — В человеческой жизни?

— Да, — усмехнулась подруга Фелиции, — пару раз. Последнее сражение было на стороне Александра.

Навстречу из библиотеки выскочила Констанс с развевающимися рыжими волосами и горящими от магии и экстаза глазами. Она торжествующе взмахнула листом бумаги с планом здания и заговорила торопливо:

— Зеркальный коридор перекрыт! Сработал капкан в галерее! Они сунулись прямо туда! Видели бы вы лица пироманов! Идут по пустым коридорам и погибают в ловушках, словно перепелки в силках! Теперь этот отряд будет вынужден пойти в зал Ареса. Там их и прихлопнем!

— Не спеши! — осадила ее Стэфания, внимательно рассматривая план дворца. — Ты не знаешь всей силы, которая может быть на их стороне.

Рыжая дир-дале нахмурилась. Но ничего не успела ответить. Из бокового коридора вышел юноша с длинными каштановыми волосами и глазами, светящимися странным лиловым светом.

— Второй отряд асиман входит в зимний сад под бельведером, — произнес он с наигранной небрежностью. — И пол под ними рухнет с минуты на минуту. Но, как я и говорил, Амира с ними нет. Отсиживается дома.

— Идемте, — велела Первая леди. — Встретим их в момент приземления. Берт, на тебе «щиты».

Юноша кивнул, со снисходительным интересом взглянул на стигнессу, благосклонно улыбнулся ей и направился к зимнему саду с таким видом, будто шел на кратковременную прогулку.

— А что в зале Ареса? — спросила Ада.

Они быстро спускались по лестнице, направляясь к просторному залу, находящемуся под летним садом.

— Себастьян, — мрачно ответила за Стэфанию Констанс.

Себастьян — молчаливый верный мажордом Фелиции сидел на полу в центре огромного помещения, глядя в пустоту перед собой, и ждал. Его создали для того, чтобы он защищал. Мормоликаю и все, что ей дорого. Вернее, оберегала она сама — через него. Они были как два озера магии, объединенные узким каналом. Связанные навсегда магией учителя Леди — мудрого телепата прошлого, который знал, что не сможет защищать любимую ученицу всегда, и оставил после себя Себастьяна. Юношу, ставшего ее оружием — мечом и щитом одновременно.

Леди была океаном, безграничной стихией, отгороженной от своего верного телохранителя непрочной плотиной, которая могла обрушиться в один миг и пропустить поток безудержной магии. Той, что он обрушивал на врагов Фелиции… Так уже было однажды. Очень давно…

Себастьян ощущал приближение враждебного огня, но не чувствовал ни страха, ни волнения. Ожидание заканчивалось. Асиман приближались.

Дверь зала с грохотом распахнулась.

Знакомые, но такие чужие лица…

— Эй, посмотрите, кто у нас здесь!

Они неторопливо подходили, изумленные видом неподвижной фигуры на мраморном полу. Они не знали, что это еще одна ловушка.

— Ты решил покончить жизнь самоубийством.

Теперь асиман были совсем близко. Ноздрей Себастьяна коснулся запах горячего металла. Кожу обжигал приближающийся жар. Напряжение, повисшее в зале, стало почти материальным.

— Убейте его, — произнес кто-то равнодушно.

И тогда он поднял на них взгляд, наполненный магией Фелиции. Первый ряд асиман разорвало в клочья. Оставшиеся ударили огнем, но мощная пелена защиты оградила Себастьяна. И пламя брызнуло во все стороны, поджигая мебель, шторы на окнах, деревянные панели на стенах.

Магия мормоликаи разливалась по залу, кипя, клокоча и свиваясь невидимыми воронками. Захлестывала врагов, парализовывала их волю…

…Машину Вивиана заносило на поворотах. Шины с визгом скользили по асфальту. «Дворники» метались по стеклу, размазывая мокрый снег. Автомобили шарахались во все стороны, стараясь держаться подальше от ненормального водителя, гнавшего свой «ситроен» едва ли не по встречной полосе.

Кадаверциан, вцепившись в руль обеими руками, плечом прижимал мобильный телефон к уху, пытаясь дозвониться до Кристофа, и впервые жалел, что не колдун обратил его. Иначе можно было бы поговорить мысленно. Арчи Даханавар, сидящий рядом, негромко ругался в те моменты, когда машина проносилась в опасной близости от автобусов или грузовиков.

С ним Вивиан столкнулся на одной из центральных улиц Столицы. Дарэл обещал стереть из воспоминаний родственника не только поход к порталу нософороса, но и все детали, связанные с этим путешествием. Однако, судя по всему, не стал особо утруждаться. Или пошутил, оставив в памяти сородича новый образ Вивиана.

Родственник телепата тут же попытался возобновить внезапно прерванное знакомство с «красивой кадаверциан», но, нарвавшись на откровенную грубость со стороны некроманта, получил, наконец, возможность узнать, с кем конкретно он помогал Кристофу добраться до тайного убежища нософорос.

Сообщение о нападении асиман, отправленное Констанс, настигло Арчи именно в тот момент, когда он, запинаясь и тараща от удивления глаза, извинялся перед Вивианом.

— Извини, — пробормотал компьютерщик, вытащил телефон, взглянул на высветившийся номер и нахмурился. — Слушаю, Констанс… Нет, я не чувствовал, как ты меня звала. Я… со мной все в порядке…

Кадаверциан не слышал, что говорила даханавару учительница, но видел, как каменеет его лицо и расширяются зрачки.

— Что? — спросил Вивиан, когда Арчи уставился на замолчавший мобильный.

Тот поднял на собеседника странно отрешенный взгляд и произнес глухо:

— Только что асиман напали на резиденцию даханавар.

Некроманту показалось, что его голова на мгновение стала пустой и звенящей.

— Констанс велела мне близко не подходить… даже не пытаться… — слышал он краем сознания голос собеседника. — Это что, война?

И только тогда кадаверциан бросился к машине, едва не сбив с ног какую-то пожилую женщину.

— Ты куда?! — воскликнул Арчи, торопясь следом за ним.

— В вашу резиденцию, — отозвался Вивиан, заводя мотор.

— Но что ты можешь сделать?! Зачем.

— Там Ада, болван! — злобно рыкнул кадаверциан и, едва дождавшись, пока Арчи плюхнется на сиденье рядом с ним, рванул с места.

— …Ну, возьми же трубку, Крис, — пробормотал кадаверциан, не обращая внимания на красный свет, и услышал наконец ответ:

— Асиман напали на Даханавар! — заорал молодой некромант, уже не в силах сдерживаться.

— Я знаю, — прозвучал в ответ спокойный голос, и Вивиан тут же почувствовал, что начинает успокаиваться сам. — Ада уже сообщила Адриану. Мы сейчас будем. Не суйся туда один.

— Хорошо, — без особого энтузиазма отозвался кадаверциан, предполагая, что в этот раз ему придется не послушаться учителя.

— Что он сказал? — тревожно спросил Арчи, как только Вивиан сунул телефон в карман.

— Сейчас приедет, — ответил тот и свернул на тихую улицу, ведущую к дворцу мормоликаи.

— Это значит, кадаверциан ввязываются в войну на нашей стороне? — Родственник Дарэла выглядел недоумевающим и радостно изумленным одновременно. — На стороне даханавар?

— Ввязываемся в войну? — скептически осведомился Вивиан и сбросил скорость, чтобы не сбить троих подростков, перебегающих дорогу. — Нет. Всего лишь хотим выручить родственницу… Но если под наши магические атаки попадет несколько пироманов, в этом не будет нашей вины.

— Ясно, — бросил Арчи, напряженно вглядываясь вперед. — Политические тонкости.

Судя по его тону, политика его сейчас не волновала.

— У вашей резиденции есть другой вход? Не думаю, что надо подъезжать прямо к центральному.

— Есть, — буркнул даханавар, нервно сжимая кулаки. — Я покажу.

Некоторое время они ползли по дворам, пробираясь между рядами металлических гаражей-«ракушек» и машин, припаркованных на ночь вдоль тротуара.

— Не бойся, с ней все будет в порядке, — ответил Вивиан на мысли, которые, как ему показалось, должны были сейчас одолевать даханавара. — Она сильный маг.

— Кто? — буркнул тот. — Здесь сверни направо.

— Констанс. Ты же о ней беспокоишься?

Арчи ничего не ответил, потому что именно в это мгновение из-за домов появилась резиденция клана Леди. Увидев ее, спутник кадаверциана с шумом втянул в себя воздух, а выдохнуть забыл. Все левое крыло особняка было объято огнем. В стеклах дрожали отсветы красного пламени. И за те несколько секунд, пока Вивиан смотрел на него, из одного из верхних окон выпало тело и вместе с дождем осколков рухнуло на землю.

— Вон тот дом, справа! Крайний подъезд! — приглушенно произнес Арчи, не отрывая взгляда от горящего дворца. — Вход через подвал. Там подземный тоннель.

Кадаверциан молча кивнул и остановил машину. Выбрался на улицу и бросился к указанной девятиэтажке, скользя по мокрому льду, припорошенному снегом.

Арчи догнал его у подъезда.

— Я с тобой, — заявил он решительно, шумно переводя дыхание.

Заметил удивленный взгляд Вивиана, уверенного, что недавно обращенный ученик Констанс не должен приближаться к месту сражения, и пояснил: — Вход может быть закрыт.

Если асиман и оставили наблюдателей вокруг здания, то здесь их не было. Пироманы явно не знали про тайный ход. Кадаверциан вбежал в подъезд, вспугнув пару кошек, греющихся на батарее.

— Туда! — Арчи указал на ступени, ведущие вниз к тяжелой двери. Спустился первым, толкнул ее, потом пробормотал несколько слов и открыл.

Со времен своего обращения Вивиан не любил подвалы. Но здесь было сухо, тепло и даже относительно чисто. Арчи захлопнул металлическую створку, отсекая свет из подъезда, и они оказались в темноте. Только из слуховых окошек падало желтоватое сияние от уличных фонарей.

Кадаверциан машинально протянул руку, мысленно произнося заклинание, и спустя мгновение его пальцы сомкнулись на рукояти рапиры. По ее клинку пробежал зеленый магический огонь, осветив еще одну дверь, скрытую за переплетением труб.

Родственник Дарэла распахнул ее, пропуская Вивиана вперед. Оказавшись в узком каменном коридоре, некромант почувствовал волну даханаварской магии, окатившей его с ног до головы, но не причинившей вреда. Видимо, сейчас вооруженный кадаверциан, пробирающийся через тайный ход в резиденцию клана, считался союзником.

Торопливые шаги гулким эхом отражались от стен, в застоявшемся воздухе иногда мерещился запах ванили.

— Ты знаешь боевую магию? — спросил Вивиан Арчи.

— Ну, не то чтобы… — начал врать тот, потом сердито засопел и признался: — Нет. Этому меня еще не учили.

— Тогда не мешай мне. А еще лучше — оставайся здесь.

Коридор круто пошел вверх, в полу появились ступени.

Арчи взбежал по ним первым и, стараясь шуметь как можно меньше, отодвинул в сторону панель, закрывающую вход. За ней показалась внутренняя сторона гобелена, маскирующего тайный ход. Стали слышны отдаленные крики, грохот и шипение огня.

Вивиан обошел даханавара, отодвинул ткань, шагнул вперед, замер, едва не швырнув вперед заклинание, но тут же расслабился, сообразив, что видит свое новое отражение в огромном зеркале на противоположной стене. Невысокая коротко стриженная девушка с пронзительными голубыми глазами крепко сжимала светящуюся рапиру. Рядом с ней, неуклюже переминаясь с ноги на ногу, появился худощавый всклокоченный парень.

— Я велел тебе ждать снаружи! — сердито прошептал кадаверциан, отворачиваясь от зеркала.

— Я пойду с тобой, — твердо заявил тот.

— Ну, если хочешь поджариться… — равнодушно отозвался Вивиан.

Пол под их ногами мягко колыхнулся, на верхних этажах что-то рухнуло с грохотом и звоном.

Некромант быстро пошел вперед.

Длинная комната с зеркалами не пострадала, похоже, сюда никто не заходил. Но за ее дверью стали видны первые следы боя — черные пятна на полу, гарь, жирными хлопьями плавающая в воздухе, обломки мебели и первые трупы…

Девушка в коротком черном платье, сквозь дыры которого виднелась обугленная кожа. Даханавар. Рядом четыре тела асиман без видимых повреждений.

Вивиан услышал короткий судорожный выдох Арчи:

— Мне очень жаль… — сказал кадаверциан, и его спутник, еще не знающий, что Вивиан так просит у него прощения, кивнул.

«Будь осторожнее с заклинаниями призыва, — вспомнил некромант предупреждение Кристофа. — Если не уверен в своих силах, лучше не рискуй».

Рисковать было нельзя. К тому же отношения Вивиана с бетайласами никогда не были «благополучными». Духи-убийцы не слишком любили молодого кадаверциана. Кристоф говорил, что так, видимо, сказывалось наследие Основателя.

Шпага в руке некроманта вытянулась, сплетаясь в длинную цепь, светящуюся зеленым. И сейчас же мертвые тела на полу зашевелились. Одежда с треском лопалась на них, а плоть съеживалась, обнажая кости.

— Ты что делаешь?! — хрипло произнес Арчи и схватил кадаверциана за руку: — Не смей!

— Открой глаза наконец! — рявкнул Вивиан, вырываясь. — Хочешь сдохнуть вместе со своими друзьями? Если нет, не мешай мне работать! Или проваливай отсюда!

— Их тел мало! А ты, если не можешь смотреть, — отвернись!

Но Арчи не мог оторвать взгляда от завораживающего и отвратительного зрелища превращения человеческих тел в монстра. В этот раз на трансформацию ушла минута. Кэтрин могла бы гордиться таким учеником. Хотя, в отличие от бэньши, которая умела придать образу своих умкову подобие эстетичности, создание Вивиана было откровенным чудовищем, напоминающим костлявого краба и скорпиона одновременно.

Тварь клацнула челюстями, издала низкое утробное ворчание и ринулась на застывшего Арчи. Но Вивиан захлестнул шею зверя зеленой цепью и приказал:

— Нет, только огненная магия.

Даханавар перевел на некроманта полный отвращения и негодования взгляд, но тут же забыл о желании высказать свое осуждение. До них донеслась мощнейшая магическая вспышка.

— Второй этаж! — крикнул Арчи. — Давай на боковую лестницу. Так ближе.

Ученик Кристофа хлестнул умкову концом зеленой цепи, тварь встала на дыбы, издав грозный клекот, и устремилась к лестнице. Вивиан пошел следом. Ему хотелось броситься вперед, чтобы как можно быстрее добраться до Ады, но он понимал, что нестись сломя голову навстречу опасности не стоит.

Когда-то некромант был здесь в качестве гостя, приглашенного на бал с Кристофом и Флорой. Восхищался красотой великолепных залов, смотрел на очаровательных, элегантных женщин. Теперь он пробирался через завалы тлеющей мебели в сопровождении некротической твари, задыхаясь от гари и дыма.

Узкая мраморная лестница круто поднималась вверх, гобелены, висящие на стенах, превратились в обугленные тряпки, столбики перил потрескались. Все громче становился шум боя. И здесь кадаверциан столкнулся с первым асиманом. Тот бежал вниз, говорил по рации, пытаясь перекричать шум, и оглядывался через плечо.

— Где ваша чертова подмога?! — вопил он, захлебываясь от ярости и ужаса. — Половина уже мертва! Я не знаю, где Якоб! Нет, Рик убит! Астин убит! Мы в ловушке! С ними кадаверциан! Сколько еще ждать!? Нас перебьют!

Он захлебнулся криком и застыл, увидев у себя на дороге костлявую свирепую тварь. А та, не дожидаясь приказа, рванулась вверх и бросилась на врага. Пироман сдавленно вскрикнул, кинул огненный шар, размазавшийся по стене, и рухнул, опрокинутый некротическим созданием.

Ступени под ногами вновь содрогнулись, послышался отдаленный крик, с потолка посыпалась штукатурка. На лестничную площадку выскочила растрепанная девушка с обгоревшими волосами. Ее лицо, искаженное от ярости, было покрыто гарью и потом. Воздух вокруг юной геспериды дрожал и струился.

— Ютта! — крикнул Арчи, прежде чем она ударила по ним заклинанием даханаварской магии. — Это я!

Девушка изумленно вскрикнула и едва успела остановиться, чуть не налетев на умкову, с упоением треплющего труп асимана. Потом перевела взгляд на Вивиана и просияла от восторга.

— Кадаверциан! — воскликнула молодая даханавар и заговорила, торопясь и глотая слова: — Скорее! Критский зал! Мы потеряли Сандру! Ник ранен!

Вивиан выпустил «поводок», вновь превращая цепь в рапиру, и умкову, перепрыгнув через разорванное тело, ринулся вверх по лестнице. Ютте пришлось прижаться к стене, чтобы пропустить его.

Кадаверциан поспешил следом.

— Где Констанс? — с тревогой спросил Арчи.

— В зале Гекаты, где сейчас идет основное сражение. Стэфания и Ада тоже там. — Девушка помотала головой, облизывая пересохшие губы. — А мы пытаемся выбить остальных из Критского зала, — обратилась она к Вивиану, шагая рядом. — Но с ними очень сильный маг.

— Сколько их всего? — спросил некромант.

— Семь или восемь, — отозвалась она, переводя дыхание. — Все, что осталось от их второго отряда. Мы измотали пироманов ловушками, но они по-прежнему очень опасны. А это их пламя… — Ютта поморщилась, машинально потирая обожженные запястья.

Вивиан кивнул, пока еще сдерживая «Спираль Геенны», готовую раскрутиться в любую секунду.

— Может, сразу Тёмного Охотника вызовешь? — предложил Арчи из-за спины кадаверциана.

— Это крайнее средство, — ответил некромант, не вдаваясь в подробности. — Трупы есть?

— Нет, — понимающе отозвалась Ютта, — все сгорает.

— Мы видели, полыхает все левое крыло… — сказал Арчи с вопросительной интонацией.

— Там творилось что-то невероятное, — охотно откликнулась девушка. — Нам показалось, будто Фелиция вернулась, это была ее магия. Но ведь этого не может быть…

На лестницу выползло густое облако едкого дыма. Умкову резво нырнул в него, и Вивиан, задержав дыхание, последовал его примеру. Ступени закончились, кадаверциан оказался на пороге широкого помещения, заполненного сизыми клубами и красными огнями. Между стройными порфирными колоннами метались едва различимые силуэты. Умкову ринулся на них, безошибочно выбирая врагов.

— Некромант! — завопил кто-то, и тут же навстречу Вивиану понеслась пылающая волна. Она столкнулась с кольцом «Геенны», взметнувшимся вокруг ученика Кристофа. Во все стороны полетели изумрудные и красные брызги.

Под прикрытием магической вспышки Ютта поспешила юркнуть в зал, таща за собой Арчи.

Костлявое тело умкову, засветившееся зеленью, в дыму служило отличным ориентиром. Асиманы отвлеклись на нового неожиданного врага, поливая его огнем. Но тварь ловко уворачивалась, сбивая противников с ног удлинившимся хвостом и впиваясь в особо неповоротливых.

Кадаверциан, окруженный плотным кольцом зеленого облака, оказался рядом с одним из пироманов и вонзил в него рапиру. Услышал рядом шипение огня, развернулся, не вынимая оружия из мертвого тела, и заслонился им от клубка пламени. Труп тут же рассыпался в пепел. Полыхнула еще одна вспышка. Вивиан увернулся и увидел, как следом за ней из завесы дыма выскочил еще один асиман. Но тут же споткнулся и рухнул на пол. Вокруг его тела засветилась полупрозрачная сеть. Кадаверциан подпрыгнул к нему, отсек голову, выпрямился и столкнулся с Нолой.

Волосы, одежда и руки девушки были обожжены, лицо, как и у Ютты, покрыто слоем копоти. Но Вивиан узнал ее сразу. Его бывшая подружка застыла, с ужасом глядя на некроманта.

— Флора… — выдохнула она ошеломленно.

Объясняться было некогда. Ничего не говоря, он схватил Нолу за плечо и толкнул на пол, защищая от огненного смерча, несущегося на них из дальнего угла зала. А сам, стряхнув с конца рапиры зеленую молнию, швырнул ее навстречу пламени, закрученному тугой воронкой.

За мгновение до того, как заклинания столкнулись в воздухе, из дыма выскочил умкову, сбил Вивиана с ног и закрыл своей костлявой тушей. Ударная волна прокатила по залу, во все стороны полетели горящие ошметки, а в потолок с ревом ударил столб красно-зеленого пламени.

Слегка оглушенный кадаверциан помотал головой, пытаясь прийти в себя. А некротическая тварь, стряхивая огонь и злобно ворча, бросилась в сторону асиманского мага, явно желая отомстить за свои опаленные кости.

Вивиан вскочил, отметив, что мимо него пронеслось несколько бесформенных и размытых даханаварских заклинаний. Они поразили пиромана, появившегося из-за ближайшей колонны. Нола, тоже успевшая подняться на ноги, запрокинула голову и закричала, глядя наверх:

Мраморный потолок пошел мелкими трещинами, на пол посыпались кусочки камня. Колонны задрожали. Кадаверциан и даханавар одновременно бросились прочь от опасного места. Свод рухнул, подняв в воздух целое облако белой пыли.

Умкову, цепляясь когтями за неровности плит, уверенно полез вверх по стене.

— Куда?! — заорал Вивиан. — Назад!

Но тварь уже ухватилась передними лапами за неровный край дыры, покачалась секунду, пытаясь найти опору для задних, и влезла на следующий этаж.

Внезапная мощная вспышка некротической магии сотрясла здание. По гулкому отзвуку Вивиан узнал «Молот Сета» — одно из коронных заклинаний Адриана, прилетевшее откуда-то сбоку.

— Бьют справа! — Нола, чтобы удержаться на ногах, ухватилась за высокий постамент, оставшийся от статуи. — Со стороны библиотеки.

Из-за обломков камней показались Арчи, Ютта и еще одна девушка-даханавар, покрытая известковой пылью и копотью. Они поддерживали высокого парня, покрытого медленно регенерирующими ожогами. Вивиан отметил про себя, что, видимо, это тот самый раненый Ник.

— Ух ты! — произнес он изумленно, уставившись на Вивиана.

— Это не Флора, его зовут Вивиан, — поспешил внести ясность ученик Констанс. Он уже сообразил, чье именно тело досталось некроманту. — Асиман осталось трое. И они отступили!

— Почувствовали, что не пройдут, — мстительно отозвалась Ютта. — Видели, как они бросились от нее… в смысле от него, — поправилась она, улыбаясь Вивиану.

— Жест отчаяния, — важно заявил Арчи.

Ник насмешливо фыркнул и тут же скривился от боли.

В этот миг из дыры в потолке посыпались обугленные кости — все, что осталось от умкову. А следом за ними лениво полился поток жидкого пламени.

— Пора уходить отсюда! — воскликнул Арчи и потянул за собой кадаверциана. — Вон там за барельефом — выход. Давайте быстрее!

Вшестером они выбежали из зала, начинающего превращаться в маленькое огненное озеро.

Стены следующего за ним коридора были покрыты слоем черной, жирной сажи. В воздухе висела густая вонь сгоревшей плоти. Под ногами разлетались хлопья пепла, а иногда что-то похрустывало. Сомнений не было — они шли по костям погибших.

Крадущаяся следом за Вивианом Ютта вдруг тихо всхлипнула. Арчи выругался вполголоса и тут же, поморщившись, прижал ладонь к виску.

— Да, Констанс, я здесь, — пробормотал он. — Все нормально. Я сказал, все нормально! Не ори!

Некромант почувствовал еще один всплеск приближающейся кадаверцианской силы. Знакомое низкое гудение «Диска Себека», отразившего асиманскую магическую атаку. «Кристоф», — понял Вивиан, но даже не успел обрадоваться.

Перед ними, прямо из пола вынырнула приплюснутая огненная голова, а вслед за ней медленно выползло остальное тело. Пять конечностей казались небрежно примотанными к бесконечно длинному суставчатому хвосту.

Тварь, ловко повернувшись, выплюнула в нее сгусток огня. Девушка вскинула руки, закрываясь невидимым щитом, и магический снаряд разлетелся красными брызгами, обжигая остальных. Арчи, хотя и говорил о своей неспособности к боевой магии, запустил в огненное существо полуразмытым заклинанием. Ник поддержал его магическую атаку, но создание асиманской магии с легкостью уклонилось от нее, погрузившись в пол и вновь вынырнув, теперь на полметра ближе. А потом зашипело, приподнялось на задних лапах и принялось расшвыривать вокруг себя шары пламени.

— Прикройте меня, — крикнул Вивиан, оглядываясь на даханавар. Нола, не требуя объяснений, прошептала что-то беззвучно, и кадаверциан почувствовал, как на него опускается слабо мерцающая дымка.

Он бросился вперед, успев заметить, как вспыхнула одежда на Ютте, услышал ее пронзительный вопль, почувствовал, как рядом с его головой пронесся раскаленный клубок, но почти не ощутил жара. Аргус припал к полу, собираясь сжечь нападавшего, но вдруг взвыл, дернувшись всем телом, метнулся в сторону, пытаясь отразить нападение сзади, и повернулся спиной к кадаверциану. А тот, одним прыжком оказавшись рядом с отвлекшейся тварью, погрузил клинок в приплюснутый череп.

Асиманское существо разлетелось в разные стороны клочьями огня. Некроманта отшвырнуло в сторону, едва не размозжив ему голову о стену.

— Все живы? — прозвучал рядом встревоженный женский голос.

Из густых черных клубов, оставшихся от Аргуса, выбежала Констанс. Ее огненно-рыжие волосы дымились, и казалось, что девушка горит. Она мельком взглянула на четырех порядком обожженных родственников, бросилась к ученику и крепко обняла его. А затем, словно устыдившись своего внезапного порыва, оттолкнула от себя и, не обращая внимания на его довольную улыбку, принялась яростно высказывать свое неудовольствие:

— Ты хоть когда-нибудь понимаешь, что тебе говорят?! Я велела не соваться сюда!! Почему я вынуждена бегать по всем помещениям, чтобы найти тебя.

— Как там наши? — перебил ее Арчи.

— Еще немного, и мы их добьем, — с мрачным удовлетворением отозвалась Констанс. — Эти твари даже не предполагали, с чем столкнутся здесь. И теперь…

Ирландка осеклась на полуслове, увидев Вивиана, а ее воспитанник тут же пояснил привычно:

— Где Кристоф? — спросил кадаверциан, не дожидаясь новых неизбежных вопросов.

— В последний раз, когда я их видела, они уничтожали галерею. — Констанс указала в ту сторону, откуда пришла. — Похоже, у мэтра кадаверциан какие-то личные претензии к Амиру, но за неимением магистра, он высказывает их Якобу.

Некромант молча развернулся и бросился в указанном направлении…

Горело все. Каменный пол под ногами, стены, легкие колонны. Лохматое пламя ползло по ним и падало вниз рваными клочьями. Воздух был пропитан невидимыми обжигающими искрами.

Магические щиты, которые держал Берт, едва сдерживали потоки асиманской магии. Лидия была мертва. Вокруг головы Коры закручивалась воздушная спираль и хлестала яростно обороняющихся асиман. Светлые глаза Стэфании почернели от расширившихся зрачков. Ее взгляд, ставший, казалось, материальным, рассекал врагов и раздирал их головы изнутри.

Зеленые молнии Ады пронзали дым и огонь, а ее волосы и платье начали медленно тлеть.

— Не хочешь вызвать Охотника? — спросила стигнессу Марта, легким мановением руки отправляя во врагов беззвучный порыв ветра.

Но не успела услышать ответ, содрогнулась, вскрикнула, и ее тело разлетелось сухим горячим пеплом. Стигнесса почувствовала его вкус на своих губах.

Стэфания закричала от ярости. Ее глаза метали молнии, а волосы вились над головой, словно напитанные электричеством, и кадаверциан отстраненно подумала о том, что древние не придумывали валькирий. Они видели их в жизни, в бою.

Сама ученица Адриана чувствовала, как начинает меняться и больше не может удержаться на краю трансформации. Ада никогда не вызывала Тёмного Охотника. Ее магия была другой. Бесконечный источник силы, скрытый в Пещерах Смерти, изменял не только ее облик, но и мысли, чувства, ощущения. Она переставала быть собой.

Боевой посох вспыхнул в руках Ады, на его концах загорелись зеленью два острых серпа. Стигнесса оттолкнулась одним из лезвий от пола и прыгнула вперед, сквозь дым и жар, навстречу асиманам, державшимся группой под защитой густой стены пламени…

Она убивала легко, быстро, не чувствуя боли от их заклинаний, уклоняясь от красных жгучих молний, отбивая пламя своим оружием. Быть может, в этот миг в ее тело вселялась сущность, подобная духу бетайласов, — неуязвимая, хищная и голодная. Требующая все новых жертв… Она почти не видела, кого бьет, тел в красных одеждах было слишком много. Иногда среди белых, злобных лиц мелькали знакомые, но девушка не успевала понять, кто они. Свирепая радость от их боли затопила все остальные чувства.

За левым плечом каждого из асиман стояла его собственная безликая тень — смерть. И она переходила к девушке, когда та убивала ее владельца. Делая стигнессу еще сильнее.

— Ада, — услышала она вдруг чей-то крик.

Обернулась на знакомый голос.

Кристоф, Грэг, Адриан… Вивиан — узнаваемые сущности под чужой личиной. Они были такими же, как она. Не врагами. Они стремительно приближались, чтобы помочь ей в ближнем бою.

Стигнесса мотнула головой, показывая, что поняла, и снова бросилась на асиман. Под руку неудачно подвернулся кто-то из своих — бетайлас. Кажется, он пытался прикрыть ее от одного из пироманов. Думал, что пытается прикрыть, но на самом деле мешал. Один небрежный росчерк посохом — и дух-убийца рухнул на пол с разрубленной грудью, а следом за ним упал и враждебный маг.

— Вив, не приближайся к ней! — услышала Ада голос Кристофа. — Она никого не узнает.

Он ошибался. Взлетая, уклоняясь, разя асиман, она узнавала. Красные тени — их нужно убивать, от черных полос заклинаний — уворачиваться. Силуэты, светящиеся зеленым, — ее братья, не противники.

Асиман пытались отступить, огрызаясь жалящими заклинаниями. Взятые в клещи с одной стороны даханавар, с другой — кадаверциан, они чувствовали себя попавшими в западню.

Вивиан перестал видеть Аду. Ее чудовищно искаженная фигура, светящаяся зеленью с ног до головы, скрылась в густом тумане.

— Рудольф! — заорал Грэг, отражая сразу десяток огненных молний. — Узнаю твою бездарную магию! Что, дрова отсырели?

Ответом ему было грубое ругательство. Навстречу некромантам пошла глухая стена огня — еще одна попытка асиман пробиться к спасению. «Диск» в руках Кристофа превратился в зеленую светящуюся сферу. Она рассекла пламя, и то, словно живое, забилось на полу, пытаясь схватить хоть кого-нибудь из оказавшихся поблизости.

С галереи, опоясывающей зал, упало легкое облако, отсвечивающее бирюзой, и, накрыв собой огонь, растекающийся по мраморным плитам, потушило его.

Вивиан взглянул наверх и увидел Себастьяна, хотя в первый миг едва узнал даханавара. Магия, бушевавшая вокруг мажордома мормоликаи, размывала черты его лица. Казалось, она хлещет из его тела и кипит, искажая пространство вокруг.

И в тот же миг кадаверциан услышал отдаленный вопль Ады, полный боли и бессильной ярости…

Огненное существо появилось из ниоткуда. Огромная тварь, похожая на ящера с капюшоном из языков пламени вокруг головы. Его ноздри выпускали тонкие струйки дыма, в приоткрытой пасти дрожало горячее марево.

Рептилия легко сползала вниз по стене, и огонь тянулся за ней длинным шлейфом, мгновенно уничтожая все, чего касался. Он окружил оставшихся в живых асиман плотной стеной и накрыл даханавар.

Вивиану показалось, что он слышит крик Стэфании, приказывающей отступать. Вспыхнул мраморный пол. Вокруг белых колонн взметнулись красные змеи, плюющиеся искрами. Они уцепились за перила, потянули жадные пасти к Себастьяну. Тот отбросил их прочь неуловимым движением руки, но за спиной даханавара поднялась пульсирующая огненная волна.

Кристоф крикнул что-то, неслышное за ревом пламени, швырнул диск, отсвечивающий зеленью, в ящерицу, но тот рассыпался, не долетев до твари. Себастьян обернулся, вскинув руки перед собой. Пламя упало на него сверху, накрыло с головой и спустя миг соскользнуло с невидимой магической защиты, прозрачной сферой укрывшей даханавара.

Казалось, горит сам воздух. Дышать стало невозможно.

Кадаверциан начали медленно отступать. А асиман, вдохновленные появлением нового союзника, ринулись вперед. Из кипящего в зале огня выскочила Ада. Вивиан узнал ее только по длинным русым волосам, развевающимся вокруг головы. Казалось, что худое, костлявое существо высотой в два человеческих роста только что выбралось из Пещер Смерти. Обрывки одежды на его теле давно сгорели, но оно и не нуждалось в одежде. Острые костяные выросты покрывали создание с ног до головы, словно броня, над плечами колыхался воротник из плоских костей. На белом лице горели непомерно большие зеленые глаза, клыки выросли до подбородка. В длинных руках стигнессы непрерывно вращались две секиры. С них летели капли крови и огня.

Ада… существо, бывшее совсем недавно Адой, бросилось на ящера. Лезвия вонзились в его чешуйчатое тело, но не причинили вреда.

Предостерегающий вопль Грэга заглушил низкий рык асиманской твари. Она махнула лапой, разинула пасть, и стигнессу швырнул на пол огненный смерч. Та вскочила и снова напала на рептилию, и снова была отброшена.

— Стой! — крикнул Кристоф, но Адриан, не захотев услышать колдуна, бросился на помощь ученице. Его Тёмный Охотник, с воем прорвав грань между двумя пространствами, спикировал на саламандру и вцепился в ее мощный загривок. Однако асиманская тварь лишь махнула хвостом, облив крылатое создание огнем.

Никогда Вивиан не видел, чтобы хоть что-то могло причинить боль потусторонней сущности. Но Охотник с воплем взмыл в воздух, отчаянно забил крыльями, пытаясь сбить с себя огонь, и растворился в воздухе.

— Уходите! — Себастьян с обожженным лицом и руками появился рядом с кадаверциан. — Мы не справимся с ним! Это магия Основателя!

Он нырнул в пламя, бросаясь на помощь родственникам, оставшимся наедине с ожившим духом огня.

Саламандра припала к полу, заворчала, словно играющая кошка, и, прыгнув на Аду, прижала к каменным плитам.

Тело стигнессы загорелось.

— Отвлеки ее, — приказал Кристоф Вивиану, и пока Грэг помогал подняться оглушенному Адриану, устремился к Аде.

— Я помогу, — услышал молодой кадаверциан голос Констанс.

Его заклинание ударило саламандру в бок, а призрачная сеть дир-дале на мгновение опутала огненную тварь. Та зарычала, дохнула огнем, стряхивая с себя даханаварскую ментальную атаку, и, забыв об Аде, бросилась на новых врагов. Устремилась за двумя назойливыми существами, пытавшимися причинить ей боль. Но они оказались очень проворными.

Вивиан задержался на мгновение, чтобы произнести сложную формулу призыва, успел почувствовать холод магической защиты Констанс, укрывшей его от огня, и услышал вопли двух своих вечно голодных слуг.

Дир-дале подбежала к выходу из зала. Кадаверциан поспешил за ней. Саламандра устремилась следом. Это было невероятно, но она росла с каждым шагом, заполняя собой коридор. С ее тела стекали струи пламени, оплетая стены живым раскаленным коконом.

К ним навстречу из клубов дыма выскочил обожженный, растрепанный Арчи.

— Уходим! — завопил он, хватая Констанс за руку. — Стэфания приказала уходить! Сюда! Быстрее! Выйдем прямо к тоннелю!

Коридор вильнул и оборвался стеной из груды камней. Потолок обвалился и засыпал проход.

Оглянувшись, Вивиан понял, что они оказались в ловушке. Языки пламени — продолжение тела саламандры — окружали их со всех сторон. Констанс бросила в них едва уловимое глазом заклинание, но те с ревом поглотили его.

Асиманская тварь приближалась. Вивиан продолжал отступать перед ней. Два его Тёмных Охотника с яростью бросались на саламандру, но она лишь нетерпеливо отмахивалась от них. А потусторонние твари едва успевали уворачиваться от огня.

Заклинания Констанс на саламандру также не действовали.

Пламя прижало их к стене. Позолота на ней плавилась и стекала вниз тонкими струйками. Вивиан услышал гулкий отзвук «Диска» и понял, что Кристоф пытается пробиться к нему. Но огонь оставался несокрушим, а создание Основателя было уже совсем рядом.

— Тупик! — сказала Констанс. — Дальше мы не пройдем.

Кадаверциан мельком взглянул на нее, задыхающуюся, с красной, сожженной половиной лица, из последних сил цепляющуюся за Арчи.

Он заставил себя успокоиться. Глубоко вздохнул. Задрав рукав свитера, прокусил запястье и два раза провел по стене окровавленной рукой.

— Что ты делаешь? — долетел до него встревоженный голос Арчи.

Вивиан промолчал, глядя на красный крест на белом мраморе. Он уже слышал тихое дыхание чужого мира, заглушающего треск пламени, вопли Тёмных Охотников и шипение асиманской твари. Сквозь кровь на стене пробились две тонкие полоски белого света. Кадаверциан схватил обоих даханавар за руки, услышал пронзительный вопль Констанс и, уже сам чувствуя непереносимо жгучее прикосновение огня, шагнул вперед…

Падение было очень долгим. Как во сне, когда нет страха и ожидания боли. Медленное парение над бездной, у которой нет дна. Нежное прикосновение тумана к лицу, мягкий шелест ветра, свежий запах зеленой травы…

Вивиан открыл глаза и увидел над собой небо, затянутое облачной дымкой. Почувствовал снег под обожженными руками. Умиротворение, уже готовое опуститься на него, было разрушено хриплым вопросом:

«Арчи», — с внезапным неудовольствием подумал кадаверциан, продолжая смотреть на клочья тумана, проплывающие над головой.

— Мир… некромантов, — ответила Констанс прерывающимся голосом.

Вивиан поднялся, чувствуя, как боль уходит из тела. Посмотрел на спутников, все еще сидящих на земле. Оба выглядели жалкими, грязными, измученными. Даже яркие волосы девушки стали казаться тусклыми. Но дир-дале улыбнулась, явно превозмогая боль, и сказала:

— Спасибо за то, что вытащил нас из пасти саламандры.

— Теперь мне нужно вытащить вас отсюда, — ответил кадаверциан, оглядываясь.

Он вдруг увидел, что со времени его прошлого пребывания здесь мир изменился. Клочья тумана непрерывно текли над землей, словно призрачные реки. Омывали камни и наполняли впадины в земле. Издали доносились долгие заунывные звуки — то ли ветер гудел в скалах, то ли кричало какое-то неведомое существо. И в самом воздухе, казалось, была разлита тревога, смутное беспокойство. Все, о чем говорил Босхет. Мир волновался…

— Разве ты не можешь просто произнести заклинание, открывая выход? — спросил Арчи, поднимаясь. — Как там, в резиденции?

Его качнуло, и даханавар с трудом удержался на ногах.

— Нет. — Вивиан продолжал оглядываться и наконец увидел то, что искал. Туман слегка рассеялся, и впереди показался крест на вершине пологого холма. — Видишь вон тот ориентир? Выйти можно только там.

— Ничего не вижу, — пробормотал спутник, с трудом переводя дыхание. — Здесь вообще трудно разглядеть что-нибудь.

Он наклонился, помогая Констанс встать.

— Это твой мир, — сказала она, бледно улыбаясь. — Нам здесь немного трудно… Но все же легче, чем в асиманском огне.

— Тогда идем, — велел Вивиан, чувствуя, как в тумане за их спинами начинает шевелиться нечто бесформенное, чему он не знал названия.

Шагая по неровным камням, покрытым ковром ярко-зеленого плюща, кадаверциан думал о том, что имеет очень скудное представление об этом мире. Кто обитает здесь, кроме бетайласов, способных мыслить, подобно разумным существам, или Темных Охотников, умеющих подчиняться приказам? Вечно голодные, безымянные, безликие… Те, о ком знал, но не говорил Кристоф. Те, о ком он сам не знал…

Туман продолжал беззвучно ползти по земле, гася звуки шагов. Прохладный ветер, перебирающий волосы, пах свежей зеленью и мокрой землей. Но крест на холме не становился ближе. Как будто они шли на одном месте или пространство морочило незваных гостей.

Кадаверциан наклонился на ходу, загреб пригоршню снега, протер им лицо и услышал тихий возглас за спиной:

Констанс медленно оседала на землю, Арчи едва успел подхватить ее. Лицо девушки под слоем грязи стало белым, щеки ввалились, ключицы, казалось, были готовы прорвать кожу. Похоже, она больше не могла сделать ни шага.

Ученик поднял ее на руки и понес, бережно прижимая к себе. Но и его хватило ненадолго.

— Твой мир убивает нас, — произнес он сквозь зубы, опускаясь на камни.

И туман, словно живой, наполз на неподвижные тела даханавар, укрывая их. Вивиан огляделся с отчаянием. Крест, словно издеваясь, оставался так же далеко. Равнодушно шумел ветер.

И вдруг он понял, что следует делать, почувствовал. В этом пространстве не нужно перемешаться самому. Надо заставить перемещаться его.

Кадаверциану потребовалось выбросить из головы все мысли, предельно сосредоточиться, и только тогда Вивиан смог представить то, чего желает. Несколько минут ничего не происходило. Затем земля под ногами мягко качнулась, и крест, стоявший вдали, дрогнул. Неожиданно он оказался совсем рядом, Вивиан успел заметить царапины на верхней перекладине, оставшиеся от когтей Тёмного Охотника. Протянул руку, чтобы коснуться влажного черного дерева, и внезапно понял, что свет вокруг меркнет…

Некромант стоял, прислоняясь к ледяной стене дома. Арчи и Констанс, по-прежнему без движения, лежали на земле. Вокруг поблескивала огнями фонарей обычная, привычная ночь. Мир кадаверциан выпустил их в реальность.