Забастовки — любимое развлечение французов

Забастовкам французы отдаются не менее пылко, чем чревоугодию или любви. Французская greve не имеет ничего общего с русским бунтом — бессмысленным и беспощадным. Французские забастовки абсолютно не внушают страха, вызванного буйством неорганизованной толпы. Толпа есть, но буйства нет. Французские забастовки — это тщательно организованное профсоюзами мероприятие, о котором оповещают население страны за день-два до его начала, причем — в газетах, по телевидению и радио, в Интернете.

Выглядит это примерно так: «Уважаемые господа! — с радостной улыбкой рассказывает очаровательная телеведущая. — Завтра с 10.00 до 10.00 следующего дня будет проходить забастовка транспортников на поездах TGV. Закроются следующие вокзалы… В обычном ритме будут работать такие вокзалы и аэропорты, как… Работники транспорта требуют повышения заработной платы и увеличения социальных гарантий. Просим в день забастовки не участвующих в ней граждан соблюдать спокойствие и пользоваться услугами работающих вокзалов и аэропортов. Железнодорожные и авиабилеты можно будет перерегистрировать на другой день или получить возврат денежных средств».

Надо сказать, что TGV — это гордость французских железных дорог. Представьте себе двухэтажный комфортабельный поезд с мягкими креслами, удобными столиками, настольными лампами под нежно-кофейными или серебристыми абажурами и приветливых официантов, которые развозят на тележках горячий кофе и сендвичи с пирогами — специально для заскучавших пассажиров. За три часа такой поезд пересекает добрую половину Франции, а за четыре-пять часов добирается до швейцарской границы. А за окном проплывают ухоженные французские поля, серые горделивые башенки замков или старинные церкви. Пассажиры умиротворенно дремлют, читают газеты или тихо беседуют друг с другом, попивая кофе. Тишь да гладь, Божья благодать!

Согласитесь, что мероприятие, о котором объявлено заранее, причем с таким спокойствием и методичностью, это отнюдь не взрыв гнева обезумевшей толпы, разбивающей витрины и крушащей все вокруг. Это взвешенный и рациональный диалог с властью, тщательно продуманная борьба за свои права.

Как объясняют парижане, забастовка забастовкой, а права человека и гражданина — вещь неприкосновенная. И никакая забастовка в мире не должна их нарушать. Увы и ах, на родине мы привыкли к другому, и остается мысленно позавидовать французам, которым удалось так хорошо и комфортно устроиться в той жизни, которую они сами для себя создали. Хотя, конечно, забастовки связаны с определенным дискомфортом, но это всего лишь дискомфорт, а не кровопролитие. И дискомфорт этот начинается и заканчивается точно по расписанию…